Газета выходит с октября 1917 года Sunday 27 мая 2018

Максим Матлаков: Надеюсь, питерского чемпиона мира четверть века ждать не придется

В будущем году призер «Вечёрки» по блицу намерен покорить Иерусалим и Гибралтар

Когда в блиц играет Максим Матлаков, это выглядит просто волшебно. В минувшее воскресенье он вернул титул чемпиона города по молниеносным шахматам на призы нашей «Вечёрки», элегантно расправившись со всеми претендентами. И снова, как и пять лет назад, получил телевизор. 

Максим Матлаков: «Наш блиц любят за его непредсказуемость».

— Поздравляем, Максим. Вы второй раз выигрываете блиц «Вечёрки». А насколько эти две победы отличались?
— Мне представляется, что сильно. Турнир с годами становится сильнее. За доской можно увидеть очень ярких шахматистов — это Евгений Алексеев, Александр Шиманов, Владимир Федосеев и другие. И еще формула соревнований весьма жесткая: после «швейцарки» надо перестраиваться на круговой турнир, что в один день сделать не так просто.

— Многие эксперты сравнивают игру в блиц с забегом на 60 или на 100 метров. Согласны? И в чем прелесть молниеносной игры? 
— Блиц отличается от классических шахмат: с какого-то момента в нем становится важно просто «делать ходы рукой» и следить за контролем часов. Оценивать позицию нет времени: действует прежде всего интуиция. Именно поэтому многие люди так любят наш блиц — за его непредсказуемость. И все происходит очень быстро — даже расстроиться из-за поражения не успеваешь.

— Специалисты называют вас «шахматным Эверестом» — по крайней мере в Питере: вы, дескать, еще в детском возрасте почти не ошибались за доской…
— Похвалу слышать, разумеется, приятно. Но, по-моему, это явное преувеличение. Как и сравнения с футбольной «Барселоной».

— Как для вас сложился уходящий год?
— Он еще не завершился: в этом году сыграю во Вроцлаве на чемпионате Европы по рапиду и блицу. Мне кажется, в игре я достаточно сильно прибавил, хотя на результатах это не очень-то и отразилось. Но заканчиваю на мажорной ноте: занял второе место на Кубке губернатора Югры и на Кубке России дошел до финала, где проиграл Дмитрию Яковенко. А в будущем году у меня запланировано участие в «международниках» в Гибралтаре и в Иерусалиме. 

— В сборную России питерские шахматисты попадают регулярно: вы, Евгений Алексеев, Петр Свидлер и Никита Витюгов. Оцените уровень невских шахмат…
— Я-то пока в сборную России не вхожу — меня оттуда, к сожалению, убрали. А состояние дел в питерских шахматах в целом хорошее: в городе много сильных игроков. Другое дело, почему при таких возможностях наша команда регулярно уступает на международной арене? Проблема, видимо, психологическая: конкуренция, увы, не позволяет проявить свои лучшие качества. Избыток звезд в составе нам мешает.

— К слову, о звездах. Вы, Максим, — ярый футбольный болельщик. Народный артист России Михаил Боярский назвал нападающего Халка «нашим ферзем». Считаете, бразильский форвард, если оценить манеру его игры на футбольном поле, стал бы ярким шахматистом?
— Очень сомневаюсь. Халк действует излишне прямолинейно — лезет напролом. В шахматах такое противопоказано. А для футбола его характер и рвение очень подходят. Халк — лидер «Зенита»: без него питерская команда, думаю, не добилась бы существенных успехов. И в Лиге чемпионов Халк выделяется: тащит партнеров за собой, хотя и Витсель, и Гарай — игроки мирового класса. Но в целом шахматы были бы очень полезны для футболистов. Не зря владелец «Краснодара» Сергей Галицкий даже использует нашу игру в общем тренировочном процессе.

— Чемпион мира Магнус Карлсен — большой любитель футбола: даже на недавнем матче в Сочи с Виши Анандом за мировую корону норвежец не отказывал себе в удовольствии погонять мяч утром перед партиями. А какой вид спорта полезен для шахматиста?
— Все индивидуально. Кому-то занятия спортом полезны, кому-то — вредны. Просто во время шахматных турниров игрокам желательно продумывать досуг таким образом, чтобы не зацикливаться на грядущих и прошедших партиях. Я, например, стараюсь поддерживать себя в активной физической форме. Однако поиграть в футбол или в баскетбол удается отнюдь не на каждом «международнике» — компания не часто подбирается. И тогда я иду в тренажерный зал, на беговую дорожку: накопить в себе «злость». 

— Надолго ли Карлсен воцарился на шахматном троне?
— К сожалению, за этим матчем я следил не очень внимательно, поскольку в это время сам играл турнир в Ханты-Мансийске. Но исход его, похоже, был закономерен: матч отразил реальное положение вещей в мировых шахматах.

— Ну а когда же чемпионом мира снова станет петербургский шахматист?
— Мне представляется, такой шанс есть у Петра Свидлера и у прогрессирующего Никиты Витюгова. А когда это произойдет? Повторное чемпионство «Зенита» состоялось через 23 года. Надеюсь, шахматной короны питерцам столь долго ждать не придется. 

↑ Наверх