Газета выходит с октября 1917 года Friday 30 сентября 2022

Мариинский балет пытается сохранить равновесие между традициями и их преодолением

3 апреля премьерой балета Фредерика Аштона «Сильвия» на музыку Делиба открылся XIV Международный фестиваль балета «Мариинский»

13 апреля все завершится большим гала-представлением, в котором помимо традиционного дивертисмент, будет показана премьера одноактного балета «Inside the lines» («Внутри линий») на музыку Концерта №1 для фортепиано с оркестром Равеля. 

Балет «Неаполь» Фото: сайт www.mariinsky.ru

Антон Пимонов, танцовщик Мариинского театра и начинающий хореограф, рассказал, что сюжета его балет лишен, а название отсылает к великим хореографам прошлого — Петипа и Баланчину. Как повлиял на молодого балетмейстера Джордж Баланчин, можно будет узнать сразу же — последний фестивальный вечер завершится как раз знаменитой баланчиновской «Симфонией до мажор» на музыку Жоржа Бизе. 

Что же касается Петипа, то, разумеется, станцуют и «Лебединое озеро», и «Баядерку», и «Корсар». Вместе с танцовщиками мариинскими на сцену выйдут гости: звезды отечественные (Денис Родькин из Большого театра и премьер Михайловского Иван Васильев), а также заокеанские — Изабелла Бойлстон и Хи Сео (Американский театр балета). 

Два дня (10 и 11 апреля) в «Доме Петипа» будут гостить обитатели «Дома Бурнонвиля» — труппа Датского королевского балета покажет «Неаполь» знаменитого датчанина, стиль которого вот уже более полутора веков в Дании тщательно оберегают, передавая его секреты, как говорят балетные, «из ног в ноги». 

Вообще балет все время пытается удержать равновесие — сохраняет традиции в их незыблемости и в то же время отважно преодолевает собственную герметичность. Диана Вишнева — из тех, кто все время в движении, порой кажется даже, что балансирует на краю: ее новая программа, впервые показанная осенью 2013 года в Калифорнии, так и называлась — «On the Edge». В русском варианте — «Грани» (творчества, личности, характера, прошлого и будущего — ряд этот можно продолжить). Два одноактных балета («Переключение» Жана-Кристофа Майо и «Женщина в комнате» Каролин Карлсон) поставлены специально для Дианы Вишневой — именно она вдохновила балетмейстеров на размышления о свободе художника и его одиночестве. 

Что явилось стимулом для поисков наших молодых хореографов, узнаем 13 апреля — в полдень на новой сцене Мариинского театра состоится показ работ участников Творческой мастерской. Юрий Смекалов, в частности, обратился к самому роману Владимира Набокова «Камера обскура» — нет, кажется, ничего более далекого друг от друга, чем танцы и самое мрачное набоковское произведение. Впрочем, неотвратимость гибели, тяжелая поступь рока и «пляски смерти» — темы для балета не чужие. Их воплощали во времена давно прошедшие, о них думают и сегодня. 

«Инфра» (Сoncerto DSCH; «Весна священная») Фото: сайт www.mariinsky.ru

«На балетном небосклоне не так уж много звезд. И все они — русские»

Корреспондент «ВП» поинтересовалась у и. о. заведующего балетной труппой Юрия Фатеева, что является самым важным для него на этом фестивале.

— Я в восторге от «Инфры» МакГрегора. Спектакль сложный, но именно на таких работах растут артисты, — ответил Юрий Фатеев. — Пройденные когда-то уроки Форсайта позволили им совершенно свободно ориентироваться в хореографии Прельжокажа, Дэвида Доусона, Уэйна МакГрегора. Конечно же, мне очень нравится «Сильвия» — это дань классическому спектаклю XIX века. Там замечательная балетная музыка, там качественные танцы, рассчитанные на очень сильный женский кордебалет. Там безумно сложные вариации самой Сильвии. Спектакль очень подходит нашей труппе по стилю, он красиво оформлен. Более того, он оформлен богаче, чем в Королевском Балете. Думаю, зрителю должно понравиться. 

— Как вам кажется, скучно не будет?
— А как же раньше сидели в театре по четыре часа? Не скучно ведь смотреть «Корсара» или «Баядерку». А «Сильвия» — вполне компактная. И потом, там есть добро и красота. 

— Некоторые зрители сетуют на то, что на фестивале не слишком много звезд. Может быть, кто-то отказался приехать?
— Ну что вы! Об этом и речи не было — наоборот, и западные, и наши артисты очень хотят участвовать в фестивале. К сожалению, не всегда совпадают графики. Я никак не могу заполучить очень любимую мною балерину из Королевского балета Марианелу Нуньес — уже решено было, что она приедет и станцует «Сильвию», но не получилось. Очень хотел приехать Дэвид Холберг, но у него сейчас выступления в Милане. А вообще, должен сказать, что не так-то много сейчас и звезд на балетном небосклоне. И все они — русские. Посмотрите на афишу Американского балетного театра — там 80 процентов русских имен. Не итальянцы, не кубинцы, не американцы — русские, украинцы! И Вишнева, и Матвиенко, и Васильев, и Осипова. Кстати, мы с Кевином МакКензи, артистическим директором АВТ, решили устроить творческий обмен — у нас, например, выступит Изабелла Бойлстон, а Вика Терешкина и Володя Шкляров будут танцевать «Баядерку» в нью-йоркском Метрополитен.

— Можно ли спросить о ближайших планах театра вообще и о планах, связанных с Ульяной Лопаткиной, в частности? Если таковые, конечно, имеются...
— Да, разумеется. У нас планируется еще одна премьера Фредерика Аштона — Ульяна будет участвовать в балете «Маргарита и Арман». Кроме того, в этом сезоне состоится работа над балетами Ханса ван Манена. Он был здесь в декабре, мы разговаривали — Ханс хотел бы видеть в своей постановке Ульяну Лопаткину.

Виктория Терешкина:  В моем репертуаре сложнее балета не было

Лесную нимфу Сильвию и влюбленного в нее пастуха Аминту на премьере танцевали Виктория Терешкина и Владимир Шкляров. После спектакля они поделились с корреспондентом «ВП» впечатлениями о своих партиях и о трудностях хореографии Фредерика Аштона.

«По характеру эта партия мне подходит — Сильвия, она же сначала такая воинственная девушка с луком, железная леди, — рассказала Виктория Терешкина о своей героине. — Потом, правда, стрела, пущенная в сердце, ее меняет — образ дан в развитии, и это для балерины очень ценно. Что касается техники, то, наверное, в моем репертуаре сложнее балета не было. Я считаюсь достаточно выносливой балериной, здесь же — особенно в первом акте — все время думала: хватит ли мне сил дойти до конца? А впереди третий акт — и вариация, которая состоит не из трех частей, как это обычно бывает, а из семи! Это безумно тяжело. Если же говорить о стиле, то нам пришлось, в общем, забыть о том, чему нас учили в школе. Движения у Аштона — классические, но много нюансов, которые нужно было схватить: другие руки, другие подходы к прыжкам. Мы обычно берем прыжок с двух шагов, у Аштона все делается с одного шага. Одно и то же движение делается и вправо, и влево. Обычно все балерины вращаются вправо, а здесь нужно вращаться в обе стороны — и делать это одинаково успешно. Конечно, мы уже сталкивались, например, с Баланчиным — там тоже стилистически все другое, но как-то ведь забываешься, пытаешься сделать так, как привык. В общем, пришлось немножко себя сломать.

Самую сложную работу провела Анна Тревьен из Королевского балета — она собирала целое буквально как пазл, по частям. Анна и поставила нас в очень жесткие рамки. Но выпускать спектакль приехала балетмейстер Сьюзан Джонс из АВТ — она немножко нас отпустила на волю: «Ну, сделай здесь так, как ты чувствуешь». Мы, конечно, обрадовались: наша русская школа все-таки предполагает некую свободу, и наша русская душа этой свободы требует.

Я смотрела запись «Сильвии» с примой Королевского балета Дарси Бассел — она танцует с такой легкостью, что думаешь: неужели ей не тяжело? Но, увидев, как на репетиции после антре она буквально падает на пол, я даже обрадовалась — значит, трудно не только нам. 

Каждый день, приходя с репетиций, я говорила маме: «Как мне выдержать? Как мне дожить до премьеры?». Чего мне это стоило, трудно себе представить — мои пальцы стерты в кровь. Я вот подумала — если мне скажут, что сегодня опять надо танцевать этот спектакль, я просто сяду и заплачу. Но зрителю должно казаться, что все делается легко и непринужденно. Мне кажется, на премьере у нас это получилось».

Владимир Шкляров: Танцевал я простого пастуха с удовольствием

«Мне было интересно себя попробовать в балете Аштона — моя партия сложна не столько физически (хотя, я не помню, когда мы в последний раз репетировали большой, трехактный спектакль), сколько стилистически. Кроме того, там много непривычных поддержек — раньше их делать нам не приходилось. Но танцевал я своего простого пастуха с удовольствием и радость от своего пребывания на сцене испытывал самую искреннюю. Как же без этого? Тем более что Сильвией была Вика Терешкина!»

Диана Вишнева в балете «Грани»

Автор: Марианна Димант
↑ Наверх