Газета выходит с октября 1917 года Friday 1 марта 2024

Марина Мохнаткина: В самбо прическа — очень важный элемент

Корреспондент «ВП» побеседовал с уникальной питерской спортсменкой

Одна из главных героинь в питерском спорте в 2013 году — наша самбистка Марина Мохнаткина. Во-первых, она — «королева партера» и просто красавица. А во-вторых, и это главное, выиграла в сезоне почти все, что только можно: Универсиаду в Казани, Всемирные игры боевых искусств и, наконец, чемпионат мира, который проходил в «Юбилейном». Кстати, на мундиале в Питере Мохнаткина стала трехкратной чемпионкой планеты. 

Умру на помосте, но не проиграю

— Марина, год 75-летия самбо, перефразируем высказывание из кинофильма «Ищите женщину», — получается, ваш год?
— Безусловно. Я стала трехкратной чемпионкой мира. На чемпионате мира в Питере испытывала большую ответственность, поскольку боролась дома, на глазах друзей и родственников. Ну и соперница в финале непростая оказалась. С украинкой Луизой Гайнутдиновой я дралась на чемпионатах мира и Универсиадах пять раз, она меня прекрасно знает, специально готовилась к схватке. 

— Чем отличаются эти три золота чемпионатов мира — эмоционально? 
— Каждая особенна по-своему. Я ведь боролась с разными соперницами. На первом победном для меня чемпионате мира сражалась в финале с представительницей Монголии, на втором — Белоруссии, теперь — с украинкой. Кстати, проигрывала ей по оценке активности. Если бы счет остался нулевым, судили бы по дополнительному показателю — пресловутой оценке активности. Тогда бы я, скорее всего, уступила. Поэтому, когда я сделала болевой прием, то выдохнула с диким криком. 

— Проиграли бы? Но ведь именно вас в сборной считали безусловным фаворитом, в том числе и среди питерских самбистов. Даже говорили, мол, в отличие от боевого самбо, где сражался наш земляк Анатолий Стишак, в девичьем самбо все предсказуемо… 
— Конкуренция в женском самбо с каждым годом растет. Конечно, глупо упускать возможность завершить схватку досрочно. Но на сей раз… даже не знаю, что мной руководило, — все было на грани, пришлось рисковать. И еще перетерпеть. Я, коль сражаюсь в финале, лучше умру, но не проиграю.  

— Сезон завершен. Что дальше?
— Для начала хочется отдохнуть. Сезон, хотя и был насыщен яркими соревнованиями, выдался длинным, тяжелым. И скоро надо начинать все заново. Уже в феврале начинаются отборочные старты к чемпионатам Европы и мира.


Меня называют «королевой партера»

— На питерском чемпионате мира по ходу финала с Луизой Гайнутдиновой вы почти минуту «ломали» друг друга. На экране зрителям прекрасно было видно, что у вас — гримаса дикой боли. Умение терпеть адские муки на ковре у девушек-самбисток вырабатывается на тренировках? 
— Конечно. Существует целый комплекс таких упражнений. Без этого в самбо никак. Ведь если ты не перетерпишь боль, то будешь сдаваться всегда. 

— Ну а какие средства красоты дозволено использовать самбисткам на ковре?
— Прежде всего нам надо оставаться девушками — в любой ситуации: красивыми, позитивными и улыбающимися всем вокруг. Борьба борьбой, но женщина всегда должна оставаться с красивой прической. Да, я ведь прежде всего женщина. А самбо — это просто любимое дело.

— На Играх боевых искусств в Питере, одолев в финале представительницу Сербии Ивану Яндрич всего за 19 секунд, вы говорили, мол, удалось не испортить прическу перед медальной церемонией… 
— Я и говорю: для девушки прическа — очень важный элемент. Впрочем, на Играх боевых искусств я больше опасалась травмироваться накануне чемпионата мира, чем навредить красоте. 

— Наталью Воробьеву, питерскую олимпийскую чемпионку по женской борьбе, на Играх в Лондоне газетчики назвали «убийцей с лицом ребенка». Дают ли в самбо девушкам соперницы и тренеры похожие яркие прозвища?
— Меня назвали «королева партера». Но это польстили, конечно. Хотя меня уже за границу приглашают, в частности в Израиль, вести мастер-классы по борьбе в партере. Но я себя звездой не считаю. Наверное, ввиду своей природной скромности.

В Питер приехала ради супруга 

— Как получилось, кстати, что вы стали заниматься самбо? Мальчишки в школе обижали? 
— Нет. Никто не норовил меня поколотить. Просто пришла однажды в зал, потренировалась — мне понравилось. И постепенно затянуло. Занятия давались относительно легко. А в уличные драки меня не тянуло. 

— А почему вы из Перми переехали тренироваться в Питер?
— Я продолжаю выступать за Пермский край, потому что с этим регионом связана моя жизнь. А в Питер переехала прежде всего потому, что у меня здесь муж (Михаил Мохнаткин, чемпион России по боевому самбо. — Ред.). У моего супруга перспективы в самбо огромные. 

— Оцените тренировочные условия для самбистов в Петербурге…
— Ну, по сравнению с Пермским краем в Питере условия для самбо хорошие во всех отношениях. Есть все условия для занятий. 

— А вы используете в тренировках или в схватках талисманы, амулеты? 
— Нет, мой талисман — это муж. Он всегда может настроить меня на победный лад. Его присутствие на трибунах очень важно для меня. 


↑ Наверх