Газета выходит с октября 1917 года Thursday 1 октября 2020

Марк Захаров: Наш спектакль — достаточно сумасшедший

Сегодня в ДК «Выборгский» начинаются гастроли театра «Ленком», посвященные 80-летию Марка Захарова и 40-летию его работы в «Ленкоме»

Сыграют легендарную «Юнону» и «Авось», давно известную «Все оплачено» и сравнительно свежие «Пять вечеров». Абсолютной и громокипящей премьерой для Петербурга станет новая постановка Марка Захарова «Небесные странники». Кажется, это невероятный сплав — фантазия на тему «Птиц» Аристофана (V век до н. э.) и рассказов Чехова (XIX век н. э.) — «Попрыгунья», «Черный монах» и «Хористка». Аллюзии на «Птиц» Хичкока и на «Буревестника» Горького там тоже присутствуют. Одного из немногих людей во всем этом авиарии  доктора Дымова из «Попрыгуньи» — играет Александр Балуев.

— Может быть, кому-то покажется интересным это соединение отца комедии Аристофана и великого комедиографа Антона Чехова, — объяснил свой замысел Марк Анатольевич. — Каким-то образом они в режиссерском воспаленном сознании соединились в одну художественную ткань. Вообще это, наверное, тенденция современной режиссуры. Когда становится интересно не про то, задушит ли Отелло Дездемону, а то, как это сделано, какая сценография, в какой стилистике, чем это пахнет эстетически. Вот мы — конечно, не первые — взяли на себя такую смелость, соединили эти фрагменты из Чехова и Аристофана. Ну и все это дополняется собственными режиссерскими фантазиями Захарова. Сценография здесь достаточно абстрактная. Мы обошлись без самоваров, занавесок, цветочков. Наши герои действуют в каком-то видоизменяющемся, разбивающемся пространстве. Точно определить, где кончается Аристофан и начинается Чехов, мне достаточно сложно. 

— Но ведь Аристофан — это архаика, древность, некоторая даже грубость, крупные какие-то мазки. А Чехов — что может быть современнее с его психологизмом, тонкостью, детализацией? Как их возможно соединить?
— Все монтировалось по закону музыкальной драматургии. А что касается разницы между авторами — знаете, Нильс Бор сказал кому-то: «Ваша теория безумна, но недостаточно безумна, чтобы быть истинной». Мы надеемся, что наша идея — достаточно сумасшедшая, чтобы быть правильной. 

— Вам кажется, что Аристофан и Чехов несовместимы? Да очень легко они совмещаются. Просто если что-то написано плохо, оно становится архаикой и устаревает на следующий день — такая однодневка. А поскольку Чехов и Аристофан были оба серьезными товарищами и понимали, для чего нужен театр, — их несложно соединить. Так для меня, по крайней мере. И у своих коллег я тоже не вижу каких-то невыносимых потуг. Я думаю, что тут и заслуга фантазера Захарова — в том, что он сумел найти нужную тональность и язык, в который очень легко ложатся обе эти истории, — добавил Александр Балуев.

— Марк Анатольевич, хочется вас спросить как признанного специалиста по сценическим и кинофантазиям. Сегодня появилось множество тем, которые считаются «острыми», вечно кто-то обижен, чьи-то чувства оскорблены. Даже в суд подают. Не способствует ли такая ситуация тому, что общество и театр вынуждены снова говорить иносказательно, эзоповым языком, как это бывало раньше?
— Нет, я бы не сказал так. Но агрессивные попытки вынудить к самоцензуре — есть. В Петербурге «казаки-разбойники» пытались влиять на Льва Додина. В Москве ворвались на сцену МХТ — исправлять спектакль Константина Богомолова. Это очень опасное дело. Мы все думаем, что развиваемся, все умеем. А потом раз — и вокруг Средневековье, упадок нравственности и сколько-нибудь допустимого поведения. Наше общество, к сожалению, в этом отношении не развивается. Наверное, дело в том, что перестреляли очень много культурных людей, составляющих цвет нации. И идет слишком медленное восстановление.

Репертуар гастролей

Впервые в Санкт-Петербурге:

14, 15, 16 марта. «Небесные странники» (фантазия по Аристофану и Чехову). Постановка Марка Захарова.

22, 23 марта. «Пять вечеров» А. Володина. Постановка Андрея Прикотенко.

18, 19, 20, 21 марта. «Юнона» и «Авось» А. Вознесенского, Ю. Рыбникова. Постановка Марка Захарова

24, 25 марта. «Все оплачено (Tout paye)» И. Жамиака. Постановка Эльмо Нюганена.

↑ Наверх