Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 26 июня 2019

Маска, я себя знаю?

До 25 июля «NameGallery» приглашает на персональную выставку Маши Ша «Приближаясь к монстру»

Это первая большая персональная выставка Маши Ша в Петербурге, на ней представлены видео, графика и объекты. Все работы созданы в последнее время, при этом скульптуру художница выставляет на обозрение впервые.

Маша Ша родилась на Чукотке, окончила в 2005 году «Институт Про Арте», работала в Петербурге, последние годы живет и работает в Америке. 

«Три».

Отечественный зритель помнит Машу Ша прежде всего как автора видеоарта, и премьера семиминутного видео «Interpretation 7» еще раз напомнит об этой стороне ее деятельности. Но основу экспозиции составляют рисунки, для которых Маша использует бумагу безразмерными кусками в рулонах и только потом обрезает. На рисунках — мгновенно, одним росчерком изображенные линии и формы; они прорастают друг из друга, похожи на фрагменты человеческих тел или на попытки покадрово передать движение (но кадры накладываются один на другой). Художник пытается включить бессознательное, дает руке рисовать самой. 

Тему формотворчества Маша Ша разрабатывает и в деревянной скульптуре. Плоские причудливые деревянные композиции, иногда похожие на людей, иногда — на животных или растения, представляют собой пазлы; формы пригнаны одна к другой по прихоти художника, они явно созданы по мотивам тех же рисунков. Некоторые из них, как детские игрушки, поставлены на колесики, но катиться им решительно некуда. 

«Тело, которое художник вываливает здесь на зрителя, современно уже хотя бы потому, что фрагментировано. Разъятое на части, хранящие энергию боли и тоски, в Машиных рисунках тело опять осознает себя со всеми своими разрывами, провалами и отверстиями», — говорит куратор выставки Павел Герасименко. 

Но и когда тело внешне цельно, внутренний покой ему только снится: в видео «Interpretation 7» художница предстает с лицом, замотанным бинтами. Она пытается двигаться то в пустой белой комнате, то в поле, среди травы — движения в любом случае одинаковы, желанная свобода не наступает. Иногда изображение перемежается съемками каких-то черно-белых древовидных форм. Это — очевидное развитие темы страдающей (как в процессе роста, так и в процессе распада) плоти, откуда напрямую выводится тема мятущейся души.

Получается, что для художника монстр — это она сама, но и для зрителя монстр — не художник, а он сам. Не случайно фигуры у Маши Ша практически всегда безголовы (только, пожалуй, в композиции «Искры» присутствует намек на голову), да и собственное лицо в процессе съемок на видео она скрывает. А у зрителя всегда остается свое, которое он знает — или не знает? 

↑ Наверх