Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 21 ноября 2018

Математика школьной жестокости: семеро на одного

Подростки всемером избили одноклассницу до полусмерти

Чудовищный по своей жестокости случай произошел 22 сентября. В этот день после уроков семеро восьмиклассников из школы № 599 Приморского района отвели свою одноклассницу Сашу Бурмакину в подъезд дома, расположенного поблизости, и избили до полусмерти. Об этом «Вечернему Петербургу» сообщил отец Александры Илья Бурмакин. По его словам, на уроке Саша получила записку от одноклассницы: «После занятий пойдем поговорим». На всякий случай девочка поинтересовалась в ответ: «Будете бить?» — и получила вторую записку: «Нет, бить не будем». Тогда Саша и согласилась «пойти поговорить». Спустя пару часов отец Саши уже вез ее с сотрясением мозга, гематомой на лице и многочисленными ушибами в больницу.

— Две девочки держали мою дочь, третья избивала, а еще четверо парней смотрели и давали девушкам ценные указания по процессу избиения, — описывает случившееся Илья Бурмакин. — Дети, наверное, думали, что об их жестокости никто не узнает, но в подъезде была установлена видеокамера. Съемка избиения сейчас передана в районное 25-е отделение полиции, да и сами дети во всем сразу же сознались, когда их вызвали «на ковер».

После избиения Саша Бурмакина смогла добраться до дома. Там она пролежала в полусознательном состоянии около часа, пока ее не обнаружил вернувшийся с работы отец. Прибывшие врачи сразу же забрали девочку на «скорой» в больницу. У школьницы обнаружили сотрясение мозга, гематому на лице, десятки сильных ушибов.

Врачам удалось спасти ее здоровье, и сейчас Саша идет на поправку. По прогнозам врачей, примерно до середины октября она пробудет в больнице и не меньше месяца затем проведет на лечении дома.

Конечно, после произошедшего директор школы № 599 и классный руководитель обзвонили родителей семерых школьников, избивших Сашу, и пригласили их в школу. Большинство родителей ответили, что заняты или работают, в общем, прийти не смогут. Никто из родителей впоследствии не звонил семье Бурмакиных, чтобы принести свои извинения и справиться о здоровье пострадавшей девочки. Не попытались проведать ее в больнице и одноклассники. Почему?

— Мы провели внутреннее расследование, опросили всех детей, они сразу же сознались и очень сожалеют, — рассказывает «Вечернему Петербургу» заместитель директора по УВР школы № 599 Наталья Антонян. — По словам детей, все началось с фразы: «Ты такая же, как твоя мать», которую Саша произнесла в адрес одной из девочек, у которой с матерью сложные отношения. Живет эта девочка с работающей бабушкой. Что касается посещения в больнице, то это ведь еще дети, их одних туда не пустят. Я знаю, что ребята пытались позвонить Саше и извиниться, но ее сотовый находится у мамы.

Мы зашли на страницу девушки, избивавшей Сашу, в социальной сети. Там сразу после избиения появилась запись: «За маму жизнь отдам». Сама же страница переполнена матом, ругательствами, грубостями, заявлениями вроде «Женщина с первого взгляда понимает, будет ли она спать с мужчиной или нет» и откровенными фотографиями, на большинстве из которых девушка показывает известный жест. Ну никак не скажешь, что это «еще ребенок». Так, в графе «Интересы» указано только одно слово, заглавными буквами, — «ПОРНО». Оно же значится и в большинстве других граф. О себе девочка пишет (синтаксис и грамматика сохранены): «Законы нарушаю совершенно без угрозения совести... И даже не побоюсь этого слова с наслождением...» Все это находится в открытом доступе и видно любому пользователю Сети.

В то же время страница избитой Александры Бурмакиной выглядит довольно скромно. Среди любимых фильмов — «В джазе только девушки», «Шерлок Холмс», «Пиковая дама» и другие, а среди интересов — иностранные языки, живопись и музыка.

Тем не менее, Наталья Антонян уверяет, что избивавшая Сашу девочка — «очень хорошая».

— К 65-летию блокады она написала такое стихотворение, что у меня слезы на глаза наворачивались, — говорит Антонян. — Я недоумеваю, как в ней могут сочетаться два таких разных человека. Думаю, дело в том, что последние два года она предоставлена сама себе. Видимо, имеет место и гормональный всплеск. К тому же восьмой класс, в котором учатся школьники, был создан из двух седьмых. В классе, из которого перешли дети, избившие Сашу, учились всего 13 человек. Там девочка была лидером, а теперь она с трудом вливается в коллектив. И этот коллектив, конечно, их жестокость не одобрил.

Впрочем, разве можно оправдать избиение человека до полусмерти слияниями классов и гормональными всплесками? Все это происходит в жизни каждого второго школьника, но тем не менее именно сейчас один за другим стали поступать сообщения о жестоких издевательствах школьников над одноклассниками.

— Все дело в институте семьи, который сегодня в полном упадке, — считает Наталья Михайловна. — В лучшем случае сейчас ребенок воспитывается в полной семье. Как правило же, ситуации в семьях крайне сложные.

Именно в этом она и видит корень проблем и причину проявления такой жестокости.

— Дети сказали, что сначала не собирались бить Сашу, но потом, как они выразились, «так вышло», — недоумевает отец избитой школьницы Илья Бурмакин. — Больше всего меня поражает вся эта безнаказанность, безответственность. Я написал заявление в полицию, но участковый 25-го отделения полиции, некий Алексей Игоревич, заявил, что скорее всего не будет заводить дело. Тогда я направил обращение в Приморскую прокуратуру. И снова тишина.

Дело действительно до сих пор не заведено. Сам участковый Алексей Игоревич отказался беседовать с «Вечерним Петербургом» и объяснять детали произошедшего.

— Решение о заведении дела обычно принимают после выписки пострадавшего из больницы, — пояснили в пресс-службе ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. — Сразу же дело заводится только в случае нанесения явных и тяжелых телесных повреждений. В остальных случаях, в том числе в случае сотрясения мозга, ушибов и переломов, следователи ожидают выписки человека из больницы. Ведь многое зависит от срока пребывания пострадавшего в больнице и его последующего состояния здоровья.

Грубо говоря, лишили бы Сашу глаза, вот тогда бы был другой разговор. А сотрясение мозга — этого маловато.

И вполне вероятно, что дети, избившие Сашу, и их родители отделаются во всей этой истории простым выговором. В то же время ясно, что Саше будет очень тяжело возвращаться в класс, где учатся семеро человек, избивших ее до полусмерти.

— И что же, теперь я должен переводить ее в другую школу, будто она провинилась? — логично замечает Илья Бурмакин. — Избивали-то ее, а не она, и при этом у избивавших как было все в порядке, так и останется?


Помнится, чуть больше десяти лет назад у автора этого материала, учившейся тогда в старших классах самой обыкновенной общеобразовательной школы № 509, тоже случилась серьезная драка. Правда, ваша покорная слуга к этой драке имела довольно опосредованное отношение: являлась ее причиной, но не участником. Как водится, мальчики повздорили из-за девочки, «забили стрелку», каждый позвал друзей, в итоге дрались десять на десять, даже газовый баллончик в довершение распылили. Заметьте, численного перевеса не было и быть не могло. Вопрос чести. Иначе потом засмеют. И эта история запомнилась на всю жизнь. Родителям было очень-очень-очень сложно добиться того, чтобы их детей (и автора статьи в том числе) всей гурьбой не отчислили посреди учебного года.
Что произошло за последние десять лет? Почему теперь семеро избивают одного? Почему дерутся девочки, а мальчики стоят и на это смотрят? Почему такая чудовищная история стала восприниматься как нечто обыденное, а не как уголовное преступление? Все эти вопросы пока остаются риторическими. Мы будем информировать вас о развитии событий.

Ирина ПАНКРАТОВА
↑ Наверх