Газета выходит с октября 1917 года Saturday 25 мая 2019

Матом не выражаться! Даже благим...

Нецензурные фразы в СМИ приравняют к злоупотреблению свободой слова

 

Месяц назад Государственная дума приняла в первом чтении законопроект об ужесточении наказания за нецензурную брань в СМИ. Под запрет попали и авторская речь, и передача чужих высказываний, и даже нецензурные цитаты из классиков. Точечки, звездочки и запикивания от наказания не избавляют. Определения, что в точности является нецензурной лексикой, не предложено. Но поскольку брань в общественных местах и раньше считалась преступлением, опыт в установлении нецензурщины у судов уже имеется.


Для физических лиц предусмотрен штраф в размере 3 тысяч рублей, для должностных — 20 тыс. рублей, для юридических — до 200 тыс. рублей.

А теперь вице-спикер Госдумы от «Единой России» Сергей Железняк предложил поправку к Закону о СМИ, согласно которой употребление матерных слов в СМИ будет считаться ни много ни мало злоупотреблением свободой слова. 

Уже нельзя будет нам, пожалуй, процитировать иные эпиграммы из Пушкина и вирши из Маяковского — как этого ни хотелось бы в иных ситуациях. Более того, мы не сможем ни в точности передать читателю некоторые комментарии Владимира Жириновского или вице-спикера петербургского Законодательного собрания, руководителя фракции «Единая Россия» Сергея Анденко…

В связи с этим мы попросили некоторых известных людей высказаться по этому поводу и поведать (исключительно литературным языком), что они думают об этих законах и вообще о стремлениях законотворцев.

 

Анатолий Гуницкий, музыкант, поэт, журналист:
— Я не помню, чтобы в СМИ было уж очень много мата. Ну да, он встречается в особом контексте или в художественной литературе. Но нормальные авторы — будь то писатели или журналисты — никогда не делают на нецензурной лексике упор. Я сам, когда пишу, могу словечко вставить. Значит, мне именно там понадобилось это словечко. Или, скажем, если у вас интервью со Шнуровым — он ведь не дурак, он все понимает. У него мат — элемент игры, театра. А ориентироваться, принимая закон, на откровенных уродов — нелепо. Можно как-то регулировать, ограничивать в локальных пределах. Ведь в публикациях эти слова обычно закрываются звездочками. А вообще все эти законодательные ограничения последнего времени — идиотизм полный. Тем, кто эти ограничения вводит, похоже, делать нечего. Все это очень удручает.

 

Эдита Пьеха, народная артистка СССР:
— Это вековые традиции русского народа. Я выросла в польской семье, во французской школе. Никто у нас матом не ругался. Когда я, уже в России, нечаянно услышала, как люди ругаются, мне стало смешно: что эти слова означают? В молодости я попадала в среду советской интеллигенции — поэтов... Там тоже стоял мат-перемат. Они как будто бы произносили иностранные слова и наслаждались ими. Вообще все это не очень красиво. Я этих слов не знаю, и в доме у нас тоже никто не матерится. Люди живут нормальные, а собаки ругаться не умеют.

Я по образованию учительница начальных классов и поэтому знаю, что все из семьи, от родителей. Привычка — вторая натура, и никакие законы тут не остановят. Больше им в Думе делать нечего, что ли? 

Дмитрий Шагин, художник:
— Странная у нас вообще тенденция — запретительская. Все хотят запретить и ограничить. Я-то сам не матерюсь, и мне не нравится, когда при мне матерятся. Но, с другой стороны, я не пью — но нельзя же запрещать людям выпить на Новый год или на день рождения. А идет-то уже к этому! Все эти законы — абсурдные, это сотрясание воздуха. Общество у нас больное, и надо как-то выздоравливать, а не запрещать все подряд. Видимо, это нужно, чтобы отвлечь людей. Там будут идти какие-то огромные финансовые махинации, а все будут обсуждать мат, промилле и педофилов. От того, что запретят мат, люди лучше жить не будут. И материться не перестанут.

Дмитрий Месхиев, продюсер, кинорежиссер:
— Я про этот закон ничего не знаю. Вообще я за то, чтобы не было мата в средствах массовой информации, в целом он неприемлем. Если речь идет об искусстве, о литературном произведении — тогда использование мата возможно. Потому как, к великому сожалению, это неотделимая часть нашего языка и нашей культуры.

Игорь Князькин, доктор наук, сексолог:
— Я вчера вечером встречался с Виталием Милоновым на канале «100ТВ». Сказал ему: «Пора прекращать издеваться над народом». Эти законодательные инициативы, которые сыплются, будто из сошедшего с ума рога изобилия, — они же мешают жить. У наших законотворцев, начиная от Госдумы и заканчивая мелкими чиновниками, придумывающими дурацкие, противоречащие друг другу инструкции, — «инициативная болезнь». Психиатры скажут, что это массовая паранойя. Кто-то скажет, что людям делать нечего и они отрабатывают свои деньги, высасывая законы из пальца. Но кто бы что ни говорил — в любом случае это издевательство над народом. Если мы хотим сохранить народ, надо объявить мораторий на всякое законотворчество. Потому что это только видимость наведения порядка. За всеми этими благими намерениями сквозит совершенно иное. Взрослых людей, отвечающих за свои поступки, творческих, работающих, создающих ВВП, — их же очень мало! И эта часть населения болеет, стареет с каждым годом и нервно изматывается. Вот возьмите меня. Нашему медицинскому бизнесу — 20 лет. За это время невыносимо достали чиновники со своими законодательными инициативами. У них же нормативы каждый год меняются! То высота потолков не устраивает, то проемы дверей...

Какое отношение это имеет к мату? Да такое, что хочется только материться!

 

 

↑ Наверх