Газета выходит с октября 1917 года Friday 23 августа 2019

«Многообразие — это возможность, а не проблема»

Выставка «Урок толерантности: Санкт-Петербург глазами подростков-мигрантов

В школе №259 прошла первая выставка в рамках проекта «Мультишкола». Этот проект — результат сотрудничества школы с музеем Анны Ахматовой и Высшей школой экономики. Ученики разных национальностей, педагоги и кураторы объединились, чтобы создать уникальное интерактивное пространство. Корреспонденты «ВП» узнали о том, как преодолеть трудности на пути к взаимному уважению.

«Это ребята с очень высокой мотивацией. Они готовы решать грандиозные задачи и достигать больших целей. Всё потому, что они делегаты своей культуры, от них зависит, как будут относиться к их стране, их народу», — считает куратор Солмаз Гусейнова

В коридоре школы №259 не происходит ничего необычного: школьники радуются долгожданной перемене и активно общаются друг с другом. Но если прислушаться, можно заметить: некоторые из них говорят не по-русски, а на других языках. На стенах — благодарности педагогам и грамоты учеников: армянские, азербайджанские, таджикские, узбекские имена…

Выставка под названием «Урок толерантности» расположилась в музее школы. В течение недели ученики создавали здесь творческое пространство, отражающее их самовосприятие в окружающем мире. 

 — Прошлой весной специалисты из Немецкого культурного центра имени Гёте посоветовались с учителями и предложили эту идею — рассказывает нам одна из кураторов Солмаз Гусейнова. — В 2010 году у нас был подобный проект, в котором участвовало порядка 5-6 школ. Тогда проходили мастер-классы, и их результаты были размещены в экспозиции музея Ахматовой. Выставка называлась «Параллельный Петербург». «Мультишкола» — своеобразный «ремэйк», только теперь музей приходит в школу.

Пространство выставки заполнено людьми — нарисованными, не похожими друг на друга. В центре зала — большой замок из картонных коробок, на котором тоже много детских рисунков. Младшие классы рисовали здесь автопортреты в полный рост и обводили ладошки, разрисовывали замок. Особенно интересны работы первоклашек: они ещё не знакомы со стереотипами, и каждая работа обладает яркой индивидуальностью. 

 — Рисунок говорит о том, что у ребёнка на душе. Если человек не может выразить себя словами в полной мере из-за того, что ещё не очень хорошо владеет языком или в силу своей застенчивости, он может выразить это рисунком — говорит Солмаз. 

Старшеклассники давали видеоинтервью, в котором рассказывали о своей жизни в Петербурге. Любой может подойти к «видео-чемоданчику», надеть наушники и послушать, как живут и о чём мечтают будущие студенты.

До начала следующего урока мы успеваем познакомиться с архитектором выставки — Артаком Казаряном. Он — одиннадцатиклассник, и собирается учиться на архитектора. 

— Наша школа построена на фундаменте Литовского замка. Моя изначальная цель — сконструировать и построить замок, который символизирует мир и дружбу — говорит Артак. На стенах картонного замка можно написать или нарисовать что-нибудь. Оставляем на стенах свои автографы.

Тем временем в музей заходят дети вместе с волонтёрами. Это третий класс. Они проходят внутрь замка, и там садятся в круг. Занятие начинается.

 — Мы задаём детям простые вопросы о том, откуда они приехали, что означает их имя. — рассказывает Солмаз Гусейнова. — В процессе разговора мы пытаемся, чтобы ребёнок понял, что он не один в этом мире, что у него есть большое культурное прошлое. Многие осваивают русский язык прямо во время этих бесед. Ребята активно помогают друг другу. В этом году первый класс — самый большой, 28 детей. 1 сентября 18 из них не говорило по-русски, а сейчас только у одной девочки есть затруднения.

Мы проходим в замок и садимся в круг вместе с детьми. Каждый рассказывает о себе и отвечает на вопросы остальных. Рядом с нами — активная и очень общительная девочка Камола. 

 — А вы из газеты?

— Да, из «Вечернего Петербурга».

— А меня зовут Камола. Мне 11 лет, я из Узбекистана. А вы сколько языков знаете?

— Русский, английский. Получается, два.

 — И всё??? (девочка удивлённо округляет глаза). А я знаю русский, узбекский, киргизский, армянский и английский чуть-чуть. 

Камола, Маша из Татарстана и Оля из Тувы показывают нам свои рисунки. Увидев фотоаппарат, дети стараются попасть в кадр и смеются, фотографируются в обнимку друг с другом.

Урок заканчивается, и мы заходим в кабинет рядом с музеем, чтобы поговорить с заместителем директора по ОВР (опытно-экспериментальной работе) Артуром Мкртчяном. Не в каждом учебном заведении есть такая должность! Она посвящена диалогу культур в учебном заведении. 

В большом кабинете парты расставлены в круг. Мы садимся за одну из них и спрашиваем Артура Размиковича о его работе.

 — Так сложилось, что состав детей оказался очень разношёрстным. Так везде, во всех школах, но у нас процент детей, не знающих русского языка, оказался очень большим. На данный момент в школе обучается около 15 национальностей, и очень много детей, которые впервые, недавно приехали в Санкт Петербург.

— Как Вы работаете с такими детьми?
— Приехал к нам ребёнок, допустим, из Узбекистана. Одно дело относиться к этому ребёнку, как очень часто у нас относятся: «Понаехали! Сиди учись и пойми, что ты находишься в культурной столице России!». Мы не считаем, что это правильный подход. На самом деле, история культуры Узбекистана — намного богаче и намного мощнее, чем нам кажется. Получается, человек приехал из страны с гигантской культурой, и он переживает определённый стресс, потому что оказался в совершенно другом укладе. Мы должны доказать ему, что мы ценим и уважаем культуру его страны. Затем мы ищем точки соприкосновения этой культуры с русской. В городе Санкт-Петербурге этих точек соприкосновения — огромное количество.

— Что конкретно делается для того, чтобы найти эти точки?
— Я не случайно пригласил вас именно сюда. Это будущий кабинет «Диалога культур». На этой стене будет висеть огромная интерактивная культурная карта Санкт-Петербурга. Она покажет ребёнку, что его народ тоже оказал формирование на становление этого города. Напротив будет гигантский экран с возможностью конференц-связи с любой точкой мира. Например, дети из Киргизии смогут присутствовать на уроке по Достоевскому, который ведёт учитель в Бишкеке и наоборот. А здесь в специальных ящичках будут храниться портфолио, которые включают генеалогическое древо, — диски, на которых можно будет посмотреть культурную биографию каждого ученика.

— Получается, выставка — это только часть большого проекта?
— Так и есть. Экспозиция останется в школе, мы будем проводить там другие мероприятия. Вся школьная инфраструктура должна давать возможность ребёнку чувствовать себя как у себя дома.

 Говорят, каждый раз нужно делать так, чтобы попытаться недостатки превратить в достоинства. Несколько лет назад мы участвовали в международном проекте под названием «Многообразие как возможность». Позиция наших европейских коллег совпала с той позицией, которую на данный момент имеет школа. Не надо думать, что национальное многообразие — это проблема. Это возможность по-другому подойти к процессу обучения. Как только мы начали заниматься по этой схеме, конфликтов на национальной почве в школе не было вообще. А если постоянно считать национальное многообразие проблемой, мы так и будем решать её всю жизнь.

Валерия Лебедева. Фото: Евгения Морозова
↑ Наверх