Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 22 мая 2019

Музей взяли штурмом

Ни один сторонник классического искусства не пострадал

 

Дворец Матильды Кшесинской, где ныне находится Музей политической истории России, захватило современное искусство. Но нам повезло: эти муки длились всего пару часов…


В выходной день, без пятнадцати четыре, освещаемая лучами желтого октябрьского солнца, от стен Петропавловской крепости отделилась группа молодых людей и девушек — человек пятнадцать, не больше. Шли они скорым шагом, без лишних разговоров. Тишину их рядов нарушали лишь ритмичные хлопки в ладоши. Через двадцать минут процессия достигла здания музея. 

Двое парней, что покрупнее, решительно рванули двери на себя. Толпа, стуча каблуками и шаркая кедами, рванулась мимо опешившей вахтерши направо по коридору, в сторону Белого зала. На самом деле она бы уже звонила в полицию, если б с утра ее не предупредили о готовящемся «мероприятии». А так вахтерша просто еще раз сверилась с программкой, лежавшей на столе. Там красным карандашом была обведена дата, напротив которой значилось: «Акция «Штурм государственного музея» на закрытии 11-го фестиваля «Современное искусство в традиционном музее». Вахтерша глубоко вздохнула, печально покачав головой: «Все в игрушки играют. Доиграются». 

Толпы я уже не застал. Да и была ли толпа? Музей молчал, эхо моих шагов гулко звучало в его коридорах, лишь откуда-то сверху доносилось буханье современных ритмов зарубежной попсы. Ажиотажа «захват» явно не вызвал. Я проследовал в зал. Из акустической системы, работавшей весьма громко, неслись хиты позапрошлого лета. В помещении царил полумрак, в котором молодежь бродила туда-сюда маленькими группками, притом некоторые из них распространяли запах дешевого алкоголя. Да, так и есть: на столе чай, кофе, крекеры и пара пластиковых стаканчиков со следами красноватой жидкости. Мда-а-а… Я ожидал чего угодно, но вот только не банальных посиделок «с поводом». 

Если обыгрывать тему захвата, было бы шикарно, если б организаторский состав нацепил портупеи, фуражки и сапоги, развесил по стенам плакаты с лозунгами. Но вместо этого… Ход моих мыслей сбил нагловатый паренек, материализовавшийся из-за чьих-то сутулых спин, сорящих псевдополитической лексикой.

— Хотелось бы узнать ваше мнение относительно политической ситуации в нашей стране! — затараторил он. 

— Что, простите? — Я даже закашлялся. Это, значит, у них вместо приветствия. На шее у парня висит бейдж, но пустой, без бумажки с именем. Парень не унимался:

— Не может быть, чтобы вам было все равно! Вы не похожи на равнодушного человека! 

— Стабильность — это все, что нужно моей стране, — выжал из себя я. Может, теперь отстанет? Нет.

— А как же борьба за свободы личности? Как же право выбора? Вот, например, как вы относитесь к марихуане? Не считаете ли вы, что ее легализация… 

Терпение кончилось. Собирая по карманам последние крохи любезности, я решил прервать его словоизлияния:

— Это все, конечно, очень интересно, но, поскольку вы, как я понимаю, имеете отношение к составу организаторов данного МЕРОПРИЯТИЯ, то не могли бы вы мне что-нибудь подробно рассказать об акции? И представьтесь, пожалуйста, а то у вас бейдж сломан. 

— Ой, — сказал паренек. 

Назвавшись Сергеем, он весьма сбивчиво попытался объяснить, что толком о сути происходящего ничего сказать не может, сам ничего не организовывал, просто «следовал сценарию»: то есть «поддерживал своими наводящими вопросами тематическую беседу». 

— Вот та девушка в светлом плащике что-то точно знает! — Буркнул он и торопливо двинулся в сторону выхода.

Девушка «в светлом плащике» — Яна Кличук, куратор проекта. От нее я постарался добиться ответа на простой вопрос: какую цель они преследовали этой акцией, которая, по ее словам, — тоже искусство.  

— Основная идея — это совмещение традиционного музея и современного искусства, — начала разъяснять Яна. — В обычном музее люди привыкли воспринимать все слегка отрешенно, никак не реагируя. В музеях часто даже кафе нет, чтобы там посидеть и обсудить увиденное. Мы хотели оживить это пространство, создать зону для неформального общения: отсюда и дискотека, и фуршет. Чтобы люди не забыли, для чего они сюда пришли, участники акции задают им вопросы, связанные с политикой. И для того, чтобы попасть сюда, нужно пройти через конкретный физический контакт, возможно, в дальнейшем, это станет традицией. 

— То есть, в музеи нужно будет обязательно врываться и устраивать каждый раз 1917 год? Как-то это не вяжется с адекватным восприятием жизни… 
— Нет, мы на семнадцатый даже не намекали! Это название вас наверно с толку сбило. Мы, скорее, намекаем на политическую ситуацию в стране! Отсюда и это шествие от Петропавловки к зданию музея, которое, кстати, никак не было согласовано и поэтому незаконно. Хлопки в ладоши — это воспоминания о том, что людям было запрещено что-то говорить, кричать, петь, они могли только хлопать. 

— Сначала вы говорите, что хотели «оживить» музей, теперь мы видим политическую подоплеку. Раз эта акция — разновидность современного искусства, то закономерен вопрос: должно ли искусство лезть в политику? 
— Ну, акция-то многослойная, в ней много смыслов. С другой стороны, каждый преследует какие-то свои собственные цели. 

— Можете со мной не согласиться, но создается впечатление, что политические споры, во всяком случае, в среде молодых людей, — скорее дань моде, тренду… 
— Отчасти так оно и есть. Когда мы собирали оргкомитет, то на нашу рассылку откликнулись люди, подчас далекие от искусства — им просто была интересна тема политики. В целом тема политики для каждого стала более насущной, чем пять лет назад, у каждого есть своя история, благодаря которой политика вошла в его жизнь. И это, кстати, одна из причин, по которой мы пригласили именно Омера Кригера для постановки этой акции: его искусство прочно завязано на работу в пространстве улицы, на движении, оно политизировано. Хотя я все же уточню: фонд «ПРО АРТЕ» политикой и политизированным искусством не занимается, в данном случае это получилось постольку поскольку. 

— Хорошо. И последний вопрос, мой любимый: что же такое современное искусство? Существуют ли в его мире каноны, табу, или же художнику все дозволено?
— Я не хочу говорить банальные вещи про «критический взгляд на себя со стороны». Но рамок каких-то точно нет…

— Хорошо. Давайте поставим вопрос ребром: фаллическое изображение на Литейном мосту получило премию «Инновация». С точки зрения здравомыслящего, культурного гражданина — это вандализм... 
— Вы смотрите на это событие через призму своего воспитания, а не как человек, разбирающийся в вопросе. Конечно, это произведение далеко не художественное, это стрит-арт, выражение мыслей. Оно может существовать.

— То есть, современному искусству закон не писан, и можно в следующий раз на Зимнем и на Медном всаднике нарисовать, и это тоже будет называться модным словосочетанием? Получается, нормы морали упразднены за ненадобностью? 
— Все же от задач зависит: группа «Война» хотела высказать свое «фи» ФСБ, они это сделали. 

— А на проходной ФСБ нарисовать слабо? Я бы посмотрел на них после первой же попытки. Но дело не в этом. Как мне кажется, искусство, перешедшее границы, теряет право называться таковым, это уже вандализм, оскорбление действием и так далее…
— Вопрос действительно сложный, здесь каждый случай индивидуален, нужно смотреть, разбираться. Но вот этот «привет» на Литейном не стоил того, чтобы давать за него премии, в том числе и государственные. 

Я, было, собрался уходить, и уже попрощался со своей собеседницей, но все же решил проверить свою догадку:

— Позвольте, а отсутствие в бейджах бумажки с именем-фамилией — это случайность или…
— Так и задумано! На самом деле они там есть, но только с обратной стороны.

— Простите?..
— Это подразумевает, что вы можете сами его перевернуть и прочесть, или же спросить у человека о его должности и так далее. Таким образом, мы даем понять, что нужно больше общаться, говорить друг с другом.

Стало быть, о такой штуке, как деловая этика, эти ребята не слышали. Или оно для них не существует. Все-таки современное искусство — порой такое искусство!

 


Notice: Undefined offset: 0 in /var/www/vhosts/vppress.ru/application/modules/default/views/helpers/Author.php on line 37
Фото: Чайка Наталья, Блахнов Алексей

Метки: Музейное дело Про Петербург Про петербуржцев Курьёзы

Важно: Правила перепоста материалов

↑ Наверх