Газета выходит с октября 1917 года Thursday 12 декабря 2019

«Мы готовы к диалогу!»

«Вечёрка» продолжает следить за ситуацией вокруг Музея хлеба

Во вчерашнем номере «ВП» мы рассказали о том, что Музей хлеба живет без электричества по причине конфликта с совладельцами помещений на Лиговском, 73. Выслушав точку зрения директора музея Марины Яковлевой, мы связались с заместителем генерального директора ЗАО «Лиговка» Еленой Мороз.

— Расскажите о ситуации с музеем. Почему ваша организация отключила им электричество? Какова история конфликта?

— История эта давняя, началась она четыре года назад — именно на протяжении этого времени мы просим Музей хлеба, государственную структуру, находящуюся по соседству с нашей частной структурой, подключиться к коммуникациям самостоятельно и так же самостоятельно выполнять все платежи. У нас есть договор на долевое участие музея, так как мы обслуживаем все здание и их долю — одну десятую — тоже. Нам, конечно, все это неудобно, так как наша основная сфера деятельности — сдача помещений в аренду, а не обслуживание организаций. Поэтому мы заключаем договоры на год. И вот в договоре, который заключен 26 декабря 2012 года, есть пункт, где написано, что с 1 октября 2013 года музей переходит на самостоятельное обслуживание энергоснабжения, водоснабжения и отопления. Обратив внимание, что у музея нет никаких подвижек, 10 апреля мы написали им письмо, напоминающее о скором отключении от коммуникаций. Но опять же ничего не изменилось. 30 сентября в комитете по культуре прошло совещание, правда, по другому вопросу, а именно по поводу того, что музей нам должен 2,9 млн. за ремонт фасада и уже год как денег не отдает, но наш генеральный директор на этом совещании еще раз напомнил о том, что первого числа произойдет отключение от электроэнергии.

— Директор музея считает, что их обсчитали по ремонту фасада здания. Не могли бы вы прояснить этот момент?
— Начну с того, что не платят они нам уже год. Исковое заявление в арбитражный суд нами подано 19 сентября. На 19 ноября по этому делу назначено заседание. Год назад распоряжением правительства Петербурга мы, будучи частной структурой, отремонтировали фасад здания за свой счет. У нас с музеем соотношение по занимаемой площади в здании — один к десяти, это правда. Но обратите внимание, что речь идет про внутреннюю занимаемую площадь! Мы же ремонтировали фасад, выходящий на Лиговку, и соотношение в данном случае получается один к шести. Сумма, которую должен выплатить музей, не высчитана нами самостоятельно или взята с потолка, ее вывели специалисты на основании погонных метров, которые они ремонтировали. Претензии музея — абсолютно необоснованные. Да, мы хотим, чтобы они нам заплатили.

— Марина Яковлева утверждает, что ваш генеральный директор требовал у нее гарантии того, что, когда помещение музея освободится, оно перейдет к бизнес-центру…
— Требовать или вымогать он, конечно, не мог, как и настаивать на подписании каких-либо документов. Четыре года назад, когда стало известно, что музею выделили помещение, конечно, мы заинтересовались в выкупе занимаемых им помещений. Эти помещения сами по себе никому не нужны: они на четвертом этаже, не имеют своего входа и выхода, все лифты и места общего пользования и коммуникации — наши. Тем более мы предлагаем выкупить это помещение по рыночной стоимости, а это сумма около двух миллионов долларов! Вот суть разговора. Мы хотели, чтобы нас просто имели в виду в случае, если помещения вдруг соберутся продавать на аукционе или что-то вроде того.

— Что нужно, чтобы урегулировать ситуацию?
— Мы за правовое решение вопроса: если не можем договориться полюбовно, то будем делать это через суд и выполним любое его решение. Когда мы отключили музей, то наш гендиректор писал им письма, приглашал на встречу для обсуждения ситуации. Нам самим все происходящее не нравится! Но ответа никакого от музея не получаем, кроме как заявления о том, что мы обязаны включить им свет. Но так ничего не получится. Мы им ничего не должны. Но наши двери открыты, мы готовы к диалогу! Давайте встретимся и найдем пути решения, выгодные обоим партнерам: и им, и нам.

↑ Наверх