Газета выходит с октября 1917 года Sunday 27 мая 2018

«Мы о таком жилье и мечтать не могли»

96-летний участник войны Николай Тимофеевич Зайцев и его супруга Римма Михайловна, защищавшая Ленинград в блокаду, наконец-то получили двухкомнатную квартиру и справили новоселье

Этого новоселья супруги ждали пять лет. Пять лет многотомной переписки с чиновниками. Чиновники уверяли: живут заслуженные люди в царских хоромах, и ничего им не положено. Под царскими хоромами подразумевалась крошечная  проходная комнатка (в смежной комнате живет молодое поколение, включая дошкольницу-праправнучку). Отчаявшись добиться правды, Зайцевы больше года назад обратились за помощью в «Общественную приемную Балтийской медиа-группы». «Вечерний Петербург» на своих страницах неоднократно поднимал эту тему, мы боролись за то, чтобы столь заслуженные люди, защищавшие Родину от фашистов, все-таки получили отдельное жилье, которое им положено согласно указу президента РФ. И правда восторжествовала: в этом году Зайцевым дали двухкомнатную квартиру в доме №11/1 по Туристской улице. Но ввод дома в эксплуатацию задерживался. Затем нужно было привести в порядок квартиру, чем и занимались дети и внуки супругов. И вот на днях наконец-то состоялся долгожданный переезд из комнаты в хрущевке на Новороссийской улице в просторную двухкомнатную квартиру на Туристской.

Семья Зайцевых за чаепитием в новой квартире.


«Здесь мы можем слушать тишину»

Квартира действительно просторная. Две светлые комнаты, большой коридор, просторная ванная. Есть даже «тещина комната», как по старинке именуют пожилые люди гардеробную. И балкон, на который можно выкатывать инвалидное кресло Николая Тимофеевича. Чтоб воздухом дышал. 

Правда, не все еще коробки распакованы, не везде повешены светильники и карнизы. Но все самое необходимое сделано. 

Римма Михайловна все никак не может поверить, что эта квартира, кажущаяся им огромной, действительно их. В таких замечательных условиях они не жили никогда. 

— Здесь такая тишина по сравнению с Новороссийской улицей! И за окном, и в квартире! У нас же праправнучка — шумная. Замечательный, резвый ребенок, но нам-то уже тяжело так. Старость. А здесь мы слушаем тишину. Помню, как еще в своей старенькой записной книжке я записала такие слова: «Тишину как капельницу дайте!» — говорит Римма Михайловна.

— Восторг! Просторно, чисто, много воздуха. Чувствуем себя как Алиса в Стране чудес, — улыбается Николай Тимофеевич. 

Все вместе садимся пить чай с тортом. Праздничный стол придвигают к кровати Николая Тимофеевича. Алла Николаевна, его дочь, разливает чай. 

В новом районе тихо и просторно во дворах.

Николай Тимофеевич вновь вспоминает военное лихолетье. Его, студента четвертого курса Лесотехнического института в Архангельске, призвали в самом начале войны. Он окончил командные курсы в Тихвине, после чего его направили в инженерные войска, в понтонно-мостовой батальон на Волховский фронт. Главной задачей батальона было наведение переправ, очень часто — под артиллерийским огнем и воздушными налетами. 

— В войну случалось всякое. Но самое сильное воспоминание — это когда шел прорыв блокады и войска стояли друг против друга, сплошной стеной. Вооруженные мужчины, полные ненависти. В тот момент никто не мог стрелять. И вот эта ненависть — без выстрелов, только взгляд глаза в глаза — была потрясающим ощущением. Верю, что больше никогда не будет столь масштабных военных действий, — рассказывает Николай Тимофеевич.

Другая страна предлагала Николаю Тимофеевичу квартиру, он отказался, веря в свое государство

На кухню уже куплены новая мебель и стиральная машина.

У Николая Зайцева много правительственных наград. За Великую Отечественную — орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За оборону Ленинграда». Есть и редкая медаль — «За китайско-советскую дружбу». Ее он получил за четырехлетнюю командировку в Китай, где занимался подготовкой молодых китайских ученых и аспирантов, принимал участие в проектировании и строительстве гидротехнической лаборатории. Кстати, лет шесть назад в Петербург приезжала группа китайских специалистов на церемонию, посвященную строительству квартала «Балтийская жемчужина». Николая Тимофеевича тоже пригласили, и китайцы, узнав, что он живет в стесненных жилищных условиях, предложили обеспечить его квартирой. Но Николай Тимофеевич поблагодарил и отказался, поскольку мыслил как патриот своей страны и был уверен: квартиру ему даст родное государство. 

Оно и дало — только сейчас, после того как было отправлено множество запросов в соответствующие инстанции, с приложением публикаций в «Вечернем Петербурге». 

Из старой квартиры переехали семейные фотографии и цветы.

— Еще немного, и ордер на эту квартиру было бы некому давать. Запоздала бы квартира, уж слишком старые мы стали, — замечает Римма Михайловна. — Эту бы квартиру нам — да на пять лет раньше. Когда еще Николай Тимофеевич мог ходить… 

В новой квартире очень много цветов. И потихоньку свои места занимают старинные фотографии. Большую, сложную, но счастливую жизнь прожили супруги Зайцевы.

— А вы знаете, что именем Николая Тимофеевича назван один из родников в Пензенской области? Это он на практику со студентами в поле ездил и находил там новые родники. Вот один из них и назвали Николаевским, — говорит Римма Михайловна. — Пусть на те родники люди радуются.

Рады сообщить, что в 2013 году кроме супругов Зайцевых после обращения на нашу горячую линию «36 квадратных метров» и в «Общественную приемную Балтийской медиа-группы» получили отдельное жилье или находятся в стадии оформления документов на законные метры еще 32 ветерана Великой Отечественной войны. 

↑ Наверх