Газета выходит с октября 1917 года Thursday 1 октября 2020

Мы обязаны передавать из уст в уста воспоминания героев

Школьники наносят удар по фашизму

Вечер, на который были приглашены горожане старшего поколения, прошел в рамках проекта «История над нами пролилась…». Корреспондент «ВП» посетил это мероприятие и не просто посмотрел постановку, но и пообщался как с преподавателями, так и с самими юными артистами, будущими художниками и дизайнерами, временно сменившими амплуа.

Гимназисты сумели передать атмосферу тяжелых и героических лет Великой Отечественной войны.

Зал тонул в синеватом полумраке, на полу же вестибюля пировало мартовское солнце. Тиканье метронома и свист ветра, доносившийся из колонок, прошивали насквозь повисшую в зале тишину. Школьникам, выходящим к микрофону, нет и восемнадцати, но их глаза столь серьезны, будто они сами побывали в одной из тех ночей, когда над замершим во мраке светомаскировки Ленинградом, гудя словно огромные шмели, заходили на цели «Ju-88» люфтваффе.

Мария Кондратьева, преподаватель рисунка гимназии №190, художественный руководитель постановки:

— Как появилась идея создания этой постановки?
— Началось, наверно, с того, что я принесла в школу, чтобы показать ученикам, альбом моего отца. Он у меня 1933 года рождения, блокадник. В то же время по телеканалу «100ТВ» я услышала, что Балтийская медиа-группа запускает новый проект — «История над нами пролилась», в рамках которого создается сайт памяти, где будут собраны фотографии, документы, воспоминания о тех людях, которые пережили войну и спасли наш город. Собственно, туда я и принесла альбом отца. Таким образом, у нас завязался контакт с руководителем проекта — Маргаритой Журовой, и она пригласила наших школьников выступить в Балтийском медиа-центре. Результатом сотрудничества стала литературно-музыкальная композиция «История семьи — история страны», в которой каждый непосредственный участник рассказывал о своих родных и близких, прошедших Великую Отечественную и блокаду Ленинграда.

— Ребята взялись за дело с энтузиазмом или же заставлять пришлось?
— Хотя мы в нашей школе и уделяем особое внимание тому, чтобы наши дети не забывали, что пришлось пережить нашим блокадникам и участникам войны,  я все же удивилась, сколько сразу оказалось желающих участвовать в постановке! Чуть ли не каждый второй наш ученик был готов выступить с рассказом о своих дедушках и бабушках. Отклик детских сердец на нашу инициативу оказался таким чистым и искренним!

— То есть работа кипела?
— Я своих учеников такими серьезными никогда не видела! Обычно они кривляются, шумят, а здесь — серьезный, я бы сказала, действительно взрослый подход к поставленной задаче.

— Как прошло погружение ваших учеников в прошлое? Другая ведь совсем эпоха.
— Нам пришлось много говорить и с бабушками, и с прабабушками, которые подсказывали нам разные нюансы вроде игравшей тогда из радиоприемников музыки и как под нее танцевали, как люди тогда одевались. Мы очень старались передать атмосферу времени, поэтому помимо самих семейных воспоминаний мы изучили много дополнительной литературы, мягко говоря не входящей в обязательную школьную программу. Притом дети порой сами находили какие-то интересные нюансы и под конец работы над спектаклем стали весьма серьезно разбираться в этой эпохе.

Нина Синотова, заместитель директора по воспитательной работе гимназии №190: 

— Как бы вы сформулировали ценность данного представления для самих его участников — детей?
— Это замечательный проект, ведь он устанавливает ту связь поколений, которая так необходима и которая, увы, сейчас истончается на глазах: как ни прискорбно, но время неумолимо забирает наших ветеранов — свидетелей тех страшных и героических событий, а учебная же литература отмечает блокаду Ленинграда как всего лишь набор дат. Представляете, в современных учебниках это лишь страница с набором дат! Как из перечисления сухих фактов дети поймут, что фашизм — это чудовищно?

— Несомненно, последствия незнания могут быть чудовищны…
— Именно! Тем более плоды такого образования, а точнее, его отсутствия мы уже пожинаем. Посмотрите на Украину! Моя племянница живет на Западной Украине, и она не знает, что такое фашизм, она не знает, кто такие бандеровцы. В школе до детей доносят совсем другую информацию, просто искажающую многие исторические факты.

— Есть ли методы противодействия этой тьме?
— Для того чтобы не возрождался фашизм, экстремизм, для того, чтобы не появлялись молодежные движения, состоящие из ребят, оболваненных Западом, мы должны пропагандировать свою подлинную историю, должны передавать из уст в уста воспоминания героев, победивших невероятного по своей жестокости врага. Мы должны сделать все, чтобы Великая Отечественная война, и блокада Ленин­града в частности, не осталась набором сухих фактов на пару абзацев. Если подробности происходившего тогда затеряются, то настанет момент, когда весь этот кошмар повторится снова.

Даниил Потихин, 10-й класс, гимназия №190:

— У нас часто проходят встречи с ветеранами, и к военным праздникам мы, как художники, рисуем им подарки. Я знаю все ключевые даты и события ВОВ, пытался представить себе, как это было. Но когда услышал все воспоминания ветеранов, которые зачитывали мои друзья, то испытал неподдельный испуг: понял, что случись сейчас что-то подобное — я бы не выжил. Но учебники не объясняют всего этого, они подают информацию так сжато, так бездушно, будто их писали вообще в другой стране, которая никогда не испытала на себе ужаса фашизма. Нужно, чтобы в учебники вошли воспоминания героев, хоть частично. Тогда, может, станет меньше молодых ребят, которые позволяют себе примыкать к неофашист­ским организациям.

Максим Корнилов, 8-й класс, гимназия №190:

— Я не понимаю, как можно объяснить детям, таким, как мы, что такое война и блокада, за месяц. Мне кажется, что изучать эту тему нужно полгода, не меньше. Моя прабабушка прошла всю войну, дошла до Берлина. Она была военным хирургом, ее не стало в 2009 году. И ее рассказы о войне пересказывает мне моя бабушка, ее дочь. Я же их записываю, хочу потом издать книгу. Все принявшие участие в постановке собрали воспоминания своих близких, и оказалось, что война затронула практически каждую семью в нашей стране. И я наконец-то понял, почему многие ветераны так немногословны, когда их спрашиваешь про то время: им очень больно об этом говорить. И все это было очень и очень страшно. Я не смог бы это пережить. И сейчас я вижу в новостях подростков на майдане, идущих под фашистскими флагами, многим лет по 18, самым старшим где-то 25. И они просто не понимают, что они делают, — они губят свою страну, губят свой народ. И я бы очень не хотел, чтобы это повторилось в России.

Горожане, которые хотят принять участие в создании «Ленинградского альбома», продолжают приносить в Балтийский медиа-центр семейные реликвии.

↑ Наверх