Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 26 июня 2019

Мы все вышли из Шекспира…

Санкт-Петербургский Государственный музей театрального и музыкального искусства открыл выставку, посвященную 450-летию со дня рождения английского драматурга

Шекспир = театр? Да, несомненно, так! И данная экспозиция в тысячный раз подтверждает верность этого уравнения, демонстрируя шекспировское театраль¬ное наследие, в частности срез русской шекспирианы XX века: здесь и костюмы шекспировских героев Ю. Юрьева, К. Симонова, О. Борисова, Е. Копеляна, и эс¬кизы и макеты декораций А. Бенуа, М. Либакова, В. Щуко, В. Ходасевич, Е. Якуниной. Впервые экспонируются эскизы Д. Афанасьева к новаторскому спек-таклю «Ромео и Джульетта» в постановке Е. Шифферса, запрещенному в 1964 году, и эскизы В. Шухаева к спектаклю «Отелло» в магаданском лагерном театре.

Открытие экспозиции посетили деятели театра и прочих искусств и, естественно, высказались по шекспировскому вопросу. 

Николай Цискаридзе, народный артист России, и. о. ректора Академии им. Вагановой:

— Если говорить о «Ромео и Джульетте», то шекспировские образы на сцене мне довелось воплощать не только в балете, но и в мюзиклах. Образ назывался «судьба-смерть». На самом деле еще в детстве в одном из сонетов Шекспира я вычитал четверостишие: «Какою ты стихией порожден? Все по одной отбрасывают тени. А за тобою вьется миллион твоих теней, подобий, отражений». На всю жизнь эти строки стали для меня ориентиром для того, что мне хотелось бы сделать на сцене. Еще стоит обратить внимание на то, что более безбашенных комедий, чем у Шекспира, не найти. Взять хотя бы «Сон в летнюю ночь». Знаете, в Милане, в «Ла Скала», есть очень небольшой паб, где хранится старинная бутылка вина, предназначенная для того посетителя, который членораздельно перескажет сюжет «Трубадура» и при этом сможет объяснить, кто кому родственник, восстановив все причинно-следственные связи. Так же и со «Сном в летнюю ночь» — понять можно, только прочитав. Знакомясь с произведением поверхностно, весьма сложно догадаться, о чем же писал Шекспир.

Татьяна Тарасова, заслуженная артистка России, играла Джульетту в легендарном спектакле, запрещенном в 1964 году:

— Спектакль был рожден на рубеже «оттепели» и «закручивания гаек». Конечно, прошло уже 50 лет и, может быть, что-то покажется непонятным. После шести показов в Куйбышеве спектакль молча снимают, актерам ничего не объясняют. Женщину-журналистку с радио, сделавшую с труппой интервью, увольняют.

После возвращения в родной город нашего Ромео, Евгения Агафонова, вызвали и поставили вопрос ребром: либо он отказывается от спектакля, либо — партбилет на стол. Он же прямым текстом послал всех к черту и вообще ушел из театра, в дальнейшем мы, группа артистов, объединившись, вслед за Агафоновым покинули театр. Тем временем в центральной прессе появилась статья, называющая спектакль фашистским.

Андрей Могучий, художественный руководитель БДТ:

— Я очень рад, что БДТ участвует в экспозиции своими экспонатами. На его сцене, как мне кажется, были реализованы лучшие постановки по его пьесам. Однако к творчеству Шекспира я имею весьма опосредованное отношение. Дело в том, что в момент, когда все режиссеры повально рванулись ставить Шекспира, я сделал спектакль по текстам Владимира Сорокина и Хайнера Мюллера под названием «Не Гамлет». Но так или иначе тема Шекспира догонит любого человека театра, как бы далеко он ни убежал. Получается, что мы все вышли из Шекспира, туда же и войдем.

↑ Наверх