Газета выходит с октября 1917 года Sunday 26 мая 2019

На Невском восстановили куранты

Бить в колокола с Думской башни будут каждые 15 минут

Эхо политических баталий

Вчера, 12 ноября, Невскому проспекту вернули его исторический голос — колоколов башни Городской думы, замолчавших в незапамятные времена. Именно так: сейчас уже никто не может вспомнить, как они звучали в былые века. У Блока в поэме «Двенадцать» упразднение курантов отнесено ко временам Октябрьского переворота: «Не слышно шуму городского,/ Над невской башней тишина/ И больше нет городового — /Гуляй, ребята, без вина». Городскую думу упразднили 97 лет назад, в ноябре 1917 года.

И снова бьют часы на старой башне.

Сами исторические часы перестали ходить где-то в девяностые. Как рассказывает часовщик Андрей Кудрявцев, занимавшийся восстановлением их механизма, «было утрачено устройство часового боя: похищен бронзовый диск».

В 1998 году у Думской башни и у самого здания бывшей Городской думы появился новый распорядитель: эти объекты взял в аренду на 49 лет Сбербанк России. 

В башне теперь устроена экспозиция об истории сберегательного дела в России и в СССР. Эта история насчитывает уже 173 года, и возвращение голоса Невскому проспекту Сбербанк приурочил как раз к своей очередной годовщине. Сама история Городской думы Петербурга — весьма действенного органа самоуправления — пока в ее стенах не представлена. Но можно надеяться на то, что ей найдется место в общем проекте по восстановлению этих зданий, на которые банк потратил уже более полумиллиарда рублей. Такую сумму назвал председатель Северо-Западного банка Сбербанка России Дмитрий Курдюков на презентации восстановленных курантов.

Башенные часы столицы

Городская дума, она же ратуша, была возведена в столице на рубеже XVIII — XIX веков. Для нее выбрали стиль итальянского ренессанса. Пятигранную башню отстроили в виде тосканской кампаниллы. Вскоре после возведения башни на ней разместили городские часы. Они дополнили те, что уже были в Петербурге: на соборе в Петропавловской крепости, на здании Сената, на фронтоне Зимнего дворца и на башне Смольного монастыря.

«Пока не удалось обнаружить имя мастера, их изготовившего. Нынешний механизм установлен в 1884 году компанией «Фридрих Винтер», специализировавшейся на установке подобных часов», — рассказывают в пресс-службе Северо-Западного Сбербанка.

В дореволюционной Северной столице Фридрих Винтер был своего рода «часовым Фаберже» — знаменит и ценим столь же, как и этот прославленный ювелир. В современном Петербурге есть еще одни действующие часы его фирмы: они установлены на здании Московского вокзала.

В середине прошлого десятилетия Думскую башню капитально отремонтировали. Реставраторы вернули исторический облик циферблату, однако раритет Фридриха Винтера тогда решили не восстанавливать: оставили его в роли музейного экспоната, а часы перевели на электропривод. Спустя десятилетие все же вернулись к идее возрождения оригинального механизма. Взглянуть на него пригласили накануне запуска журналистов города.

Для заводки часов требуется сделать 760 оборотов, что и продемонстрировал журналистам часовщик Андрей Кудрявцев.

233 ступени, 760 оборотов

На верх башни ведут 233 ступени. Раз в неделю по ним должен подниматься часовой мастер, чтобы вручную заводить механизм из трех гирь по 150 кг, который управляет стрелками и ударами колоколов. Для заводки часов требуется сделать 760 оборотов, что и продемонстрировал журналистам часовщик Андрей Кудрявцев. Он же рассказал, что похищенный злоумышленниками бронзовый диск теперь заменен пластиковым и что часы имеют довольно высокую точность хода: в месяц отставание составляет не более 30 секунд. Часы будут регулярно корректироваться, слушатели курантов этой мелочи не заметят.

«Колокола — родные. Это именно тот голос Невского проспекта, что зазвучал на нем в 1884 году», — сообщил часовщик.

Система боя курантов: большой колокол отмечает час, два малых колокола — 15-минутные интервалы. На вопрос, как отнесутся к этим добавочным децибелам жители окрестных домов и постояльцы отеля «Европа», что через дорогу, организаторы проекта ответили: мол, днем в общем шуме Невского проспекта удары колоколов будут не слишком выделяться, а в ночное время суток создадут приятный исторический фон.

Из истории Думской башни: послужила и пожарным, и связистам

***

В XIX веке Думская башня использовалась в качестве пожарной каланчи. В 1802 году в столице были созданы пожарные команды: они размещались в так называемых съезжих домах — вместе с полицейскими участками. При этих домах возводились каланчи, каждая оборудовалась устройством для подъема пожарных шаров. Шарами, по азбуке условных знаков, передавали сведения об интенсивности пожара, месте, где случилось возгорание, степени его сложности.

Думская башня получила такой механизм шаров в 1835 году.

***

В 1830 — 1850-х годах, рассказывают историки, башня служила и станцией оптического телеграфа. Линия оптического телеграфа (или семафорного телеграфа) Петербург — Варшава, вступившая в строй в 1839 году, была самой длинной в мире. Она насчитывала 149 станций и состояла из цепочки башен, отстоявших друг от друга на расстоянии прямой видимости и оборудованных семафорными механизмами. Ближайшими башнями был «телеграфический обсервационный домик» над фронтоном Зимнего дворца со стороны Адмиралтейства и башня на здании Технологического института. Время прохождения сообщения из конца в конец составляло всего 15 минут. Действовал оптический телеграф до введения системы электрического телеграфирования в 1854 году.

↑ Наверх