Газета выходит с октября 1917 года Monday 20 августа 2018

На дирижерском мостике

Сергей Матвеев разводит и сводит Дворцовый уже 35 лет

Ночью в Петербурге кипит жизнь. Пекари готовят хлеб. Полицейские наведываются в гости к буйным гражданам. Стриптизерши отплясывают в ночных клубах. Дорожные художники обновляют поблекшую под шинами на асфальте зебру. Дежурят врачи в больницах и роддомах, нянечки — в круглосуточных садиках, охранники, сторожа, пожарные… Словом, тысячи петербуржцев, как штык, с заходом солнца, будто представители какого-то особого сумеречного племени, отправляются на работу. 

«Вечёрка» решила узнать, кто трудится в городе на Неве ночью. И каково это — активно бодрствовать с вечера до утра?

Второй час ночи. Вместе со старшим механиком главного петербургского моста Сергеем Матвеевым спускаемся на пульт управления переправой. Улыбчивый, энергичный, он бросает: «У нас тут движуха! Ремонт. Разводка. Жизнь кипит!»

В акватории толкутся, как сельди, теплоходы. Через переправу спешат последние машины и пешеходы. Мы стоим на специальном балкончике над водой, как на капитанском мостике. 

Матвеев не скрывает восторга:

— Впечатляет? А белые ночи — совсем красота. Я, когда в первый раз попал сюда, сразу понял: вот оно, мое!

На Дворцовый Сергей Владимирович устроился в 1979-м. Уроженец Новгородской области, после школы он переехал в Ленинград, окончил электромеханический техникум. Отслужил в армии. По распределению попал в троллейбусно-трамвайное управление. Как-то в одну из ночей зашел к товарищу на мост. И спустя неделю-другую вернулся уже в качестве постоянного работника. Тем более попасть тогда сюда было несложно. К слову, чтобы сейчас устроиться техником в Мостотрест, нужно пройти специальное собеседование, испытательный срок, а также обязательно иметь высшее образование.

— Да, 35 лет веду ночной образ жизни, — смеется Сергей Владимирович. — Двое суток через двое. Работа — с 22.30 до 6.30. А как привыкал? В молодости легко ко всему приспосабливаешься. Тем более удобно — семья, ребятишки маленькие, иногда и днем дома нужно побыть. Сейчас, конечно, потяжелее: с возрастом спишь меньше, утомляешься больше. Правило: обязательно перед сменой часа два надо вздремнуть — иначе как пыльным мешком ударенный будешь. А вообще в тонусе держаться дача позволяет. Съездил между сменами — покой, тишина, свежий воздух, баня, рыбалка…

Возвращаемся на пульт, где с помощью нехитрой комбинации кнопок поднимаются и опускаются крылья моста. Разводка начинается в 1.25. На все про все, включая перекрытие движения и поднятие створок, дается 10 минут. После реконструкции процесс стал более легким в управлении.

—  Можно с мобильного телефона развести, — объясняет Матвеев.

Впрочем, главное достижение — надежность. К 2012 году Дворцовый (которому через два года исполнится 100 лет!) пришел в настолько ветхое состояние, что зимнего периода едва хватало, чтобы устранить наиболее острые, аварийные неисправности. Конструкция буквально сыпалась на глазах. Сейчас все старые детали и связи обновили. Механический привод заменили гидравликой. Модернизирован пульт управления.

— А окружающая картина меняется? — интересуюсь. — У вас ведь, можно сказать, перед глазами жизнь города на протяжении трети века протекает…
— Изменений много. Вот подсветка на Эрмитаже, Петропавловке, на зданиях появилась — раньше этого не было. Или экскурсии на воде. Лет 30 назад по Неве один катеришко за ночь проплывал. А теперь — сами видите. Или еще любопытный момент. В советское время перед разводкой с обеих сторон моста только две женщины стояли. Сказали вежливо: «Закрыто», знак соответствующий поставили, и все — люди дисциплинированные, никто не ругается, не скандалит. В 1990-е годы уже милиционеры с автоматами караулили, правда, и на них никто внимания не обращал. Мне, бывало, тоже приходилось под пистолетом стоять — «Опускай мост, и все!». Хотя, замечу, ни разу за эти годы сбоя в разводке у нас не возникло.

— А вашему профессиональному примеру кто-то в семье последовал?
— А как же! Кроме младшей дочки — все.

Жена Сергея Ольга Александровна  работает на Троицком. Старший сын Сергей — на Тучковом. Младший Павел — тоже на Троицком.

— Наверное, вы их своим оптимизмом зарядили. А не скучно все-таки — столько лет на одном объекте?
— Ну, это ведь мой дом уже. Я тут все знаю. Как мне дома может быть скучно? С другой стороны, разводка — совершенно особая история. Дворцовый — сердце Петербурга. Этого каждую ночь тысячи человек ждут. Видите, вся набережная полна людей. Это же не просто механическое действие, это творческий процесс. Окружающие — как зрители. Ты — как режиссер…

↑ Наверх