Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 19 ноября 2019

На улицу Льва Толстого — за глотком веселого воздуха

«Лицедеи» вернулись в свое помещение

Бесились, дурачились по всем этажам торгового центра, пока публика поднималась на последний, входила в зал и рассаживалась по местам. Фальшивый капельдинер требовал несуществующие билеты, поддельный моряк хлопал в ладоши, раскрашенные дамы жеманились и кокетничали с публикой. Вдруг все стихло. На сцене зазвучал баян, и вышла траурная процессия. Грустно пели: «Ах, зачем эта ночь так была хороша…» Загремел барабан, торжественно взревели «Смело, товарищи, в ногу!». В центре оказался вдруг Анвар Либабов в элегантном костюме вроде охотничьего. 

Анвар Либабов и Леонид Лейкин: мы теперь здесь навсегда!

— Хор! — вскричал Либабов. — На борьбу за дело будущего, за идеалы, доброту и свет налево! шагом марш!

Все потонуло в аплодисментах. Так Клоун-мим-театр «Лицедеи» возвращался к своим пенатам на улице Льва Толстого.

— В душе такое биение. Я больше волнуюсь, чем когда мы открывали театр четыре года назад. Тогда мы не предполагали, что однажды придем и уткнемся в закрытые наглухо двери, — говорит художественный руководитель театра Виктор Соловьев. — И теперь, пройдя путь стычек и судебных разбирательств с сильными мира сего, одержав победу, понимаешь: полдела — открыть театр. А отвоевать его и оставить в собственных руках — это главное.

По словам Виктора Соловьева, театр мешал собственнику распоряжаться зданием на свое усмотрение. Предлагали деньги и разные схемы. В конечном счете, говорит худрук, театр попытались выставить «простым способом из 90-х годов». 

О том, что судебные разбирательства между «Лицедеями» и собственником здания завершились в пользу театра, известно было уже достаточно давно: дело выиграно почти год назад. Однако доступ в помещения театра открылся для актеров только в конце сентября, и не без помощи судебных приставов.

Но проблемы, как выяснилось, на этом не закончились.

— Когда мы въехали в театр, обнаружили, что в моем кабинете пропало вообще все, включая документы и деньги. Вместе с сейфами. Это уже уголовная составляющая, — рассказал Виктор Соловьев. — Была вызвана следственная группа, сняты отпечатки пальцев...  Но возможно, что это «глухарь». Мы этот термин знаем — в кино все снимались. Кроме того, когда мы вернулись, нам отключали свет, вентиляцию, канализацию… Но мы теперь ко всему готовы. Мы совершенно законными методами вернули свой театр, договор аренды заключен на 49 лет. Нас могут только под дулами автоматов отсюда выставить.

Вместе с Виктором Соловьевым (слева) радовался событию и пришедший поддержать друзей Михаил Шемякин.

Поздравить театр с победой пришли друзья «Лицедеев»: артисты Юрий Гальцев, Юрий Кузнецов и художник Михаил Шемякин. 

— Во всех делах побеждают доброта и способность договариваться, — рассудил Юрий Гальцев. — Много мы видели и богатых, и банкиров. Сейчас вот позакрывались туристические фирмы... Бог знает, как они назывались. А «Лицедеи» — коллектив, который был, есть и будет.

***

— Начнем со старенького, с нашей классики, — отвечает Леонид Лейкин на вопрос о планах. — «Летите и пилите», «Ай-яй-яй-ревю», «Покатуха»… Хотя и новое кое-что тоже появилось — у нас и на помойке шла жизнь. Выйдут две премьеры: «Золушка. Собака. Бал» — спектакль Анвара Либабова — и «Тихий час», который поставила наша молодежь. 

Главное теперь — с рекламой разобраться, а то публика ушла в другие места. Расскажите им, пожалуйста, что здесь, на Льва Толстого, 9, снова можно получить глоток веселого воздуха.

↑ Наверх