Газета выходит с октября 1917 года Friday 18 октября 2019

Награды подводников оказались слишком дорогими?

Экипажу АПЛ К-3 «Ленинский комсомол», несмотря на приказ главкома ВМФ, так и не вручили Звезды Героев России, Ордена мужества и «За военные заслуги»

В очередной раз незаметно прошла годовщина трагической даты — первой аварии на первой отечественной атомной подводной лодке К-3 «Ленинский комсомол», входившей в состав 3-й дивизии 1-й флотилии Краснознаменного Северного флота. Лишь на неприметной насыпи в двух верстах от Западной Лицы появились по-северному

скромные букетики цветов. С каждым годом их все меньше и мень-ше. С каждым годом все сложнее местным ветеранам атомного флота проходить эти две версты. Среднее поколение североморцев уже не ходит по памятным местам. У памятника АПЛ «Комсомолец», который поближе, но повыше, на сопке, — те же увядающие букетики.

Первая советская атомная подводная лодка сейчас гниет в доках Нерпичьей бухты.

К-3 ДОЛЖНА СТАТЬ МУЗЕЕМ

Первая АПЛ сейчас догнивает на задворках судостроительного завода «Нерпа» вместе с самим заводом. Но мы о ней уже много говорили и, если честно, устали твердить, что К-3 должна стать музеем, устали удивляться, что именно сейчас, когда воспитание патриотизма на примерах истории — уже государственная стратегия, сами стратеги не видят бесценные для решения их задач объекты. Ни нас, ни ветеранов флота, ни старых конструкторов не слышат. А ведь первая атомная — символ могущества военно-морской державы.

Сегодня мы хотим поговорить об экипаже. Который сразу после аварии назвали героями, а потом выкинули в небытие, зачитав приговор: «...по вине личного состава», и сразу засекретили — негоже в канун 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции рассказывать народу всякие ужасы. И, если все-таки подводники — герои, у думающих людей появится слишком много вопросов по техническому состоянию лодки, по режиму плавания. А если «по вине», то можно тихо замолчать. Со всех офицеров в особом отделе взяли подписку о неразглашении причин аварии и обо всех связанных с этим событиях. Выводы первой «геройской» комиссии были аннулированы. Вторая нашла на столике вахтенного... зажигалку. В результате о людях, которых чествовали, когда за три года до аварии они первыми прошли на первой атомной ПЛ подо льдами к Северному полюсу, было приказано забыть.

Корреспондент «ВП» встретился с участником тех трагических событий. 

Капитан I ранга в запасе Александр Лесков.

НЕТ ДЕНЕГ

Капитан I ранга в запасе Александр Лесков. В том походе был вахтенным офицером, помощником командира.

— Александр Яковлевич, как сейчас живут ветераны атомного флота? Как я понимаю, благами не завалены?
— Там, на Севере, у многих стариков даже собственного жилья нет. Как говорится, оставлены на дожитие в стенах родных баз. А так атомные пенсионеры подводного флота разбросаны по всей матушке-России: от Североморска до наконец-то нашего Севастополя, от Владивостока до Питера и от Обнинска до Соснового Бора. Большинство упокоились на городских кладбищах или сельских погостах. По самым скромным подсчетам из первых семи экипажей 627-го, 645-го и 658-го проектов АПЛ в живых осталось менее сотни подводников.

И это то, первое, поколение, кто служил Отечеству в самом конце пятидесятых и самом начале шестидесятых. Это те подводники, что предотвратили угрозу третьей мировой в первые, самые страшные, годы холодной войны. О благах даже говорить не буду.

— Почему?
— Когда смотришь по телевидению трогательные репортажи о раскопках на месте боев в период Великой Отечественной, об обнаружении останков простых солдат и их торжественном перезахоронении, складывается обманчивое впечатление, что страна научилась чтить память. О мертвых заботиться проще.

Хотя бы тот факт, что многолетняя борьба за сохранение ржавеющих останков К-3, за создание из них музея (уже за границей наши подлодки делают музеями) закончилась полным провалом. Ни у кого нет на это денег. Ни у Минобороны, ни у правительства России. Как нет денег и на награды для экипажа.

— В смысле?

После похода на Северный полюс экипаж К-3 чествовали сам Никита Хрущев, а потом — вся страна.


ЭКИПАЖ ПРЕДОТВРАТИЛ ТЕХНОГЕННУЮ КАТАСТРОФУ

— Это уже о судьбе экипажа. Более двадцати лет, начиная с 1987 года — года окончания установленного подписного двадцатилетнего режима секретности, ветераны сражаются за восстановление исторической справедливости (снятие позорного клейма «по вине личного состава»). До 2010 года все ветеранские ходатайства, газетные и телевизионные обращения, депутатские запросы благополучно и безответно исчезали в «черной дыре» военных ведомств. Наконец в 2010 году ныне покойный замечательный человек, умный и честный военно-морской офицер, адмирал Геннадий Сучков пробился с ходатайством, подписанным семнадцатью ветеранскими организациями России и ближнего зарубежья, к самому Верховному главнокомандующему. Тот наложил соответствующую положительную резолюцию на имя министра обороны. Тот, в свою очередь, перевел эту бумагу на имя главкома ВМФ. Три года назад последний дал приказ: провести полномасштабную экспертизу аварии с выяснением причин и объективной оценкой действий всего личного состава АПЛ К-3.

— Я слышал об этом совете. Но никаких выводов мне получить не удалось. Говорили, что все заседания проходят под грифом «секретно»…
— Сейчас мы уже можем что-то рассказать. В состав экспертного совета были призваны тридцать заслуженных и в высшей степени авторитетных в своей области специалистов: адмиралы из Академии ВМФ, Герои России, представители ЦКБ и судостроительной промышленности, Военно-медицинской академии и аварийно-спасательных служб, представители различных НИИ и так далее. Эксперты проделали колоссальную работу: подняли все документы из архивов Гатчины и Подольска. Те, на основании которых были сделаны выводы о вине личного состава.

Долго изучали. Потом дали оценку: полная фальсификация. И начали свое расследование. Заслушали устные, собрали письменные показания немногочисленных оставшихся в живых свидетелей, произвели детальный повременной анализ событий и действий экипажа субмарины с момента объявления аварийной тревоги до самостоятельного возвращения к месту постоянного базирования. В результате огласили долгожданные выводы: причина аварии — техническая; вина личного состава в ее возникновении отсутствует; грамотные и самоотверженные действия экипажа предотвратили гибель подводной лодки и перерастание технической аварии в техногенную катастрофу.

А БЫЛИ ЛИ НАГРАДЫ?

— Экипаж не виновен. Так в чем же дело?
— Двоим дали «Героя Российской Федерации», 44 человека награждены орденом Мужества, 8 человек — орденом «За военные заслуги». В том числе и посмертно. Главком дал год на награждение. И что?

Наградные листы где-то потерялись в канцелярии Северного флота. Потом пошли какие-то слухи про то, что на награды просто нет денег. А потом из Москвы к нам в совет ветеранов приехали два товарища, которые представились членами Совета ветеранов органов безопасности. И сообщили, что у нас и ордена просто так не получить. Что они тоже стоят денег. Тут утверждать не буду: за что купил — за то продаю. В общем, господа из Москвы объяснили, что звание Героя России в денежном эквиваленте обходится государству в двадцать миллионов рублей, список со всеми нашими орденами тянет на все пятьдесят миллионов. Я тогда подумал, что это бред. Но наград как не было, так и нет.

— А куда делись?
— Это воистину загадка. Все замкнулось на офицере штаба Северного флота в чине капитана II ранга, которому главком ВМФ через командующего флотом поручил осуществить награждение героев. Офицер (не хочу называть его имя, поскольку он штабист и только следует приказам, даже если приказывают что-нибудь непонятное) сначала заявил, что для оформления наградных листов на пятьдесят четыре человека потребуется не менее года (хотя главкомом был назначен срок до 15 июля 2013 года), так как требуется оформить запросы в военкоматы, выяснить адреса родственников, выписки из архива и так далее. Когда к сроку не исполнил, на все наши вопросы отвечал: «Заключение экспертного совета мне не указ. И вообще, я зарплату получаю в округе (два года назад флоты децентрализовали от ВМФ, передав их под командование штабов четырех военных округов). В общем, так ветераны 3-й дивизии Северного флота и остались ни с чем. Но решили пока не помирать и не сдаваться. Только один вопрос беспокоит. Когда документы к наградным листам готовили, мы ведь родственников погибших обходили, рассказывали им всю эту историю, говорили, что вот наконец-то память вашего отца, деда будет очищена и заслуги оценены и признаны. А теперь родственники звонят... Разбередили мы их боль. Что нам ответить? Простите.

ИЗ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЭКСПЕРТНОГО СОВЕТА

«В соответствии с указанием главнокомандующего ВМФ (вх. 3898 от 30.07.12) экспертный совет ВМФ рассмотрел обстоятельства аварии 08.09.1967 года на первой отечественной АПЛ К-3, входящей в состав 3-й дивизии 1-й флотилии Краснознаменного Северного флота...

Выводы: 

1. Причина аварии — техническая. Вина личного состава в ее возникновении отсутствует. Грамотные и самоотверженные действия личного состава предотвратили гибель подводной лодки и перерастание технической аварии в техногенную катастрофу.

2. Действия экипажа по локализации аварии на АПЛ К-3 предотвратили гибель корабля и техногенную катастрофу. Личный состав проявил профессионализм, героизм, мужество и отвагу, достоин представления к награждению государственными наградами.

3. Экспертный совет ВМФ рекомендует сохранить АПЛ К-3 в качестве корабля-музея в целях патриотического воспитания молодежи, поднятия престижа военно-морской службы и сохранения памяти о первых военных моряках-атомщиках, конструкторах и судостроителях атомных подводных лодок.

Заключение рассмотрено и одобрено единогласным голосованием».

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ВОЕННОГО СОВЕТА ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА ОТ 23.04.2013

Командующему Северным флотом в срок до 15 июля 2013 года 

1. За заслуги перед государством, связанные с совершением геройского подвига, проявленные в ходе руководства борьбой за живучесть и спасение атомной подводной лодки К-3, представить к званию «Герой Российской Федерации» капитан-лейтенанта Александра Лескова и инженера капитан-лейтенанта Юрия Некрасова.

2. За смелые и решительные действия, совершенные при выполнении воинского долга, представить к награждению орденом Мужества (посмертно) сорок четыре человека.

3. За мужество и самоотверженность, проявленные при выполнении воинского долга в ходе ликвидации аварии, представить к награждению орденом «За военные заслуги» восемь человек из числа оставшихся в живых членов экипажа (двое из них уже скончались. —  Прим. ред.).

Постановление подписано и утверждено председателем военного совета ВМФ главнокомандующим ВМФ адмиралом В. В. Чирковым.

ИЗ ДНЕВНИКА

Некоторые подробности событий на АПЛ К 3 в ночь на 9 сентября 1967 года, предоставленные капитаном I ранга Юрием Михеевым (из личных воспоминаний, рассказов очевидцев и фактов, изложенных в книгах участников аварии):

— в 1 час 52 минуты 8 сентября 1967 года на подводной лодке К-3, возвращавшейся в базу с боевой службы из Средиземного моря и задержанной оперативным управлением главного штаба ВМФ на трое суток в Фареро-Шетландском пороге для проведения доразведки, прозвучал сигнал аварийной тревоги, сопровождаемый голосом вахтенного офицера по общекорабельной трансляции: «Аварийная тревога! Пожар в первом (торпедном) отсеке!»

(По сигналу «аварийная тревога» в соответствии с требованиями «Наставления по борьбе за живучесть» личный состав остается в том отсеке, где его застал сигнал, и герметизирует отсек. То есть если в твоем отсеке пожар, ты должен там остаться, закрыть все выходы и начать борьбу за живучесть корабля. —  Прим. ред.).

— Вахтенный офицер капитан-лейтенант Лесков немедленно дал команду на экстренное всплытие с глубины 200 метров и тут же — с разрешения командира — на всплытие на перископную глубину. При отдраивании верхнего рубочного люка командир Степанов получил тяжелую черепно-мозговую травму. Руководство по борьбе за живучесть подводной лодки принимает на себя капитан-лейтенант Лесков.

— Из второго отсека в центральный выскакивают последовательно замполит Жиляев и командир БЧ-5 (электромеханической боевой части) Зайцев, за которыми задраивается переборочный люк. Во втором отсеке остались старший помощник командира Горшков и командир дивизиона живучести Ганин вместе с личным составом.

— Зайцев и Жиляев на мостике, на верхней палубе. Лесков в центральном отсеке. Зная, что первый и второй отсеки охвачены огнем, согласно последнему и единственному докладу командира БЧ-3 Коморкина, ринувшегося в горящий первый отсек, командиром которого он являлся (в первом отсеке находились двадцать торпед, четыре из которых были с атомными боеголовками. —  Прим. ред.), Лесков снял текущие координаты местоположения АПЛ, после чего кинулся в радиорубку, где командир БЧ-4 капитан-лейтенант Андрианов открытым текстом (шифровальщик погиб в шифр-посту 2-го отсека), указав координаты, передал кодовый сигнал №3 об аварии на подводной лодке.

— Штурман Певцов открыл клинкет вентиляции, находящийся в штурманской рубке, чтобы попытаться запустить систему вентиляции на второй отсек. Но через открытый клинкет в центральный отсек столбом повалил черный дым и угарный газ. Противогазы на подводной лодке отсутствовали по штатному расписанию. Люди в центральном начали терять сознание. Лесков отдал команду на эвакуацию личного состава центрального поста на мостик. Сам он остался, чтобы держать связь с отсеками по корабельному телефону. Где и находился до полной потери сознания от отравления угарным газом.

— Запись в журнале пульта ГЭУ (главной энергетической установки) 7-го отсека: «2 часа 20 мин. Центральный отсек на вызов по телефону не отвечает». В 2 часа 30 мин. на пульте ГЭУ раздался телефонный звонок. Трубку снял один из вахтенных КГДУ (командир группы дистанционного управления) старший лейтенант Иванов. 

«Говорит замполит Жиляев. Передайте командиру первого дивизиона БЧ-5 Некрасову, чтобы он принял командование подводной лодкой и организовал аварийные партии для спасения командира и остальных людей в центральном посту».

ИЗ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЭКСПЕРТНОГО СОВЕТА

«Командир дивизиона движения Некрасов организовал вентилирование центрального отсека, ввод аварийной партии, эвакуацию личного состава, пораженных угарным газом. Выполнил мероприятия по отключению аккумуляторной батареи и обесточиванию 1 — 2 го отсеков, отключению системы гидравлики носовых отсеков, обеспечил живучесть ядерной энергетической установки и работоспособность технических средств корабля при отсутствии резервного питания от аккумуляторной батареи».

Юрий Некрасов и Александр Лесков были представлены экспертным сове том ВМФ к званию Героя Российской Федерации.

↑ Наверх