Газета выходит с октября 1917 года Sunday 26 мая 2019

Наш перекупщик страшнее импортных санкций

Пока «правила игры» в торговле не изменятся, цены будут расти, а отечественные продукты окажутся в дефиците

Осенний день. Бескрайнее капустное поле совхоза «Предпортовый», что в Ломоносовском районе Лен­области. Круглые кочаны, покрытые изморозью, переливаются в лучах солнца.

Для сельчан наступило время сбора урожая. А потому каждый кочан или морковка — это своеобразная оценка труда областных аграриев. «Как урожай?» — спрашиваю у заместителя директора по производству ЗАО «Предпортовый» Владимира Смирнова. Вместо ответа Владимир Владимирович протягивает белоснежный тугой кочан — угощайтесь! Какой же он сладкий!


И капуста, и морковка

Капуста в этом году в Ленинградской области, несмотря на засушливое лето, уродилась отменная. Например, только на одном поле размером 105 га совхоз «Предпортовый» планирует собрать около 5 тысяч тонн капусты. Впрочем, эта цифра может оказаться и больше, так как уборка здесь только началась и продлится до конца октября. Убирают капусту исключительно механизированным способом. И не потому, что шикуют, а просто рабочих рук в совхозе не хватает. К тому же механизированный труд дешевле ручного… «Капустный» комбайн выполняет всю работу — срезает, очищает кочаны. А дальше по транспортерной ленте они падают прямо в прицеп машины.

На соседнем поле идет уборка моркови. И снова та же картина. Сбор урожая корнеплодов ведет комбайн. Умная техника обращается с морковкой бережно. Вся морковь как на подбор — крупная, крутобокая, словно на картинке.

А вот Владимир Смирнов недоволен. По его словам, в этом году урожаем морковки хозяйству похвастаться нельзя. Оказалось, что причина этого не только в засушливом лете, хотя, по словам специалиста, морковка, как только началась засуха, впала в стрессовое состояние и замерла в росте на полтора месяца. Но и в том, что уж больно эта культура требовательна к почвам.

— А у нас поля, на которых мы когда-то выращивали морковь, теперь нам не принадлежат — мы были вынуждены передать их городу под новое строительство. А потому сегодня приходится работать на том, что есть, — рассказывает Владимир Владимирович.

Как результат —  если когда-то в хозяйстве морковкой засеивалось 60 — 70 га, то в этом году удалось найти только 25 га.

На диких полях могут вырасти только «осьминоги»

При этом даром не прошли и годы, когда наши магазины заполняли импортные продукты питания. Когда наши овощи не пускали на прилавки, а совхозы были вынуждены сокращать посевы, поля зарастали сорняками. И как это ни странно звучит, земля за это время одичала. И теперь, чтобы вновь выращивать на ней здоровые овощи, нужно вложить много труда — убрать камни, распахать, сделать дренаж, внести удобрения… Такая работа не на один сезон. К тому же, например, морковь очень требовательна к почвам. Ей подавай легкую, воздушную, песчаную. А если посадить в глину, то, как сказал Владимир Владимирович, морковки вырастут не товарные, а корявые да кривые, похожие на осьминогов. Именно такую еще недавно собирали в «Предпортовом» на соседнем поле. Рассказывают, что когда пустили комбайны и по транспортеру пошли «осьминоги», то овощеводы даже заплакали от обиды. Хорошо, хоть на этом поле морковка уродилась как на подбор…

Убирают капусту исключительно механизированным способом.

На пути встает перекупщик

Владимир Смирнов рассказал, что всего в Ленинградской области выращиванием овощей занимаются 15 хозяйств. Среди них есть и крупные. Но рассчитывать на то, что санкции помогут отечественным сельхозпроизводителям подняться и накормить Петербург уже в ближайшее время, не стоит.

— А все потому, что от введения эмбарго на поставку импортных продуктов питания выиграют в первую очередь перекупщики, — говорит он.

Ведь поставлять свою продукцию областные сельхозпроизводители вынуждены через частные овощебазы и перекупщиков. Существующие сегодня реалии таковы, что торговые сети имеют право взять на реализацию продукцию, а деньги вернуть только через полтора месяца после поступления товара. Кроме того, у них есть право возвращать ту продукцию, которая за время пребывания в магазине стала некондиционной. И еще есть масса других пунктов, которые ставят непосредственных производителей продуктов питания в неравные условия с продавцами. И в самом деле, это какой надо иметь «запас материальной прочности», чтобы все лето растить овощи, осенью убрать урожай, отправить его в магазины, а деньги получить только в конце года? 

— В итоге нам приходится продавать выращенный урожай посредникам практически по себестоимости, — сетует Владимир Смирнов.

Зато перекупщики и торговля, участвующие в цепочке поставки овощной продукции на наши прилавки, себя не обижают. Так, например, отпускная цена, по которой «Предпортовый» продает сегодня свеклу перекупщикам, составляет 

6 рублей за кг, картофеля — 11,5 руб., капусты — 6 руб., моркови — 8 рублей… В магазине же овощи продаются в два-три раза дороже.

— Я сам вчера был свидетелем, как наша свекла лежала на прилавке по цене 18 рублей за килограмм, — говорит Владимир Смирнов.

Владимир Смирнов урожаем капусты доволен.

Нужен закон

По словам Владимира Владимировича, чтобы изменить эту ситуацию и сделать труд аграриев действительно выгодным, необходимо на законодательном уровне регулировать деятельность посредников, чтобы они не могли накручивать и диктовать свои цены. Только тогда и хозяйствам будет выгодно заниматься выращиванием овощей, и покупатель увидит на прилавке действительно дешевую отечественную продукцию.

При этом стоит отметить, что только «Предпортовый» готов с сентября по апрель ежедневно поставлять на прилавки магазинов до 10 тонн моркови, до 15 тонн свеклы и столько же картофеля, а также 35 — 40 тонн капусты. Таким количеством овощей, конечно, весь Петербург не накормишь, но если помогут еще и другие хозяйства Ленобласти, то уже может хватить. При этом областные аграрии говорят о том, что если овощи выгодно будет продавать, то они готовы с каждым годом еще больше сажать капусты, моркови, свеклы и картошки.

Эксперты сегодня чуть ли не до хрипоты спорят, доказывая, что введенные санкции помогут отечественному производителю занять свое место на рынке, что торговля наконец-то повернулась к нему лицом. Но это на словах. А на деле, как оказалось, мало что изменилось. Местным сельхозпроизводителям по-прежнему не дают возможности работать напрямую с торговлей. А от этого страдаем мы, покупатели. А потом удивляемся, что санкции против импортного продовольствия ввели, а цены на отечественную продукцию растут не по дням, а по часам.

↑ Наверх