Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 28 октября 2020

Не доспехи, так кимоно

В Японии национальные традиции становятся популярными, а у нас?

Выставка, посвященная японским традициям, в частности культуре военного дела, работающая в Музее артиллерии, явно пользуется у петербуржцев популярностью — Интернет пестрит восторженными откликами, веб-сайт обещает всяческие чудеса — от показательной демонстрации искусства рукопашного боя до мастер-классов по оригами. Поскольку «Вечёрка» привыкла быть в курсе всех городских событий, наши корреспонденты решили с толком провести воскресный день — посмотреть, так ли все в действительности захватывающе, как об этом говорят.

Национальный танец с веером до сих пор популярен в Японии.


На самом деле в рамках выставки познавательно-развлекательная программа предусмотрена весьма богатая, но поскольку мне складывать фигурки из бумаги показалось занятием скучным, то выбор мой пал на облачение в боевой доспех самурая. Мысленно приготовившись воинственно позировать перед камерой нашего фотокора, я направился в музей. Несмотря на весьма тоскливую погоду, было людно: народ помимо традиционного «залезания на пушки» сосредоточенно изучал брошюры, из бурлящих компаний молодых людей доносились непривычные слуху рассуждения о кодексе самурая.

Предъявив пригласительные, мы проникли на экспозицию, но наряжать меня в самурая никто не спешил — то ли программа изменилась, о возможности чего предупреждало объявление на входе, то ли мы что-то перепутали. Совсем было расстроившись из-за срывающегося репортажа, мы последовали за толпой, степенно втягивавшейся в демонстрационный зал. Но здесь мы, в прямом смысле, остолбенели. 

Полумрак задрапированного черной тканью помещения наполнился легкими и неспешными нотами какой-то японской национальной мелодии. Медленно, поразительно плавно на сцену выплыли — по-другому и не скажешь — девушки в кимоно и с веерами. Грациозность движений — на грани фантастики. Вся эта плавность и размеренность вкупе с яркими красками их струящихся нарядов обладали гипнотическим эффектом, что скорее всего и указало нам тему репортажа: почему бы не рассказать о национальном японском танце — танце с веерами? А заодно — и про кимоно. И с этого момента нам явно сопутствовала удача: после завершения выступления мы познакомились со Светой — одной из исполнительниц того самого гипнотического танца, только что вышедшей из-за кулис, и, пользуясь случаем, попросили образцово-показательно облачиться в традиционный японский наряд.

Увидели Свету в кимоно — и остолбенели!

Достаточно раз пять попробовать — и все получится!

Как выяснилось, надевать кимоно — дело не из легких, хотя Злата Чернис, заместитель владелицы коллекции «Тысяча и одно кимоно», помогавшая Свете, считает иначе.

— Достаточно раз пять попробовать надеть его самостоятельно, и все получится! — говорит Злата, от души затягивая шнурок на Светиной талии. — Это только с виду процесс кажется сложным. Смотрите: сначала кимоно заворачивается как халат, после чего крепится на трех шнурках: первый шнурок на талии, второй — под грудью, затем, собственно, сам пояс, венчающийся бантом-бабочкой. Кимоно, которое мы надеваем, называется фурисодо — это наряд праздничный, в который девушка облачается на совершеннолетие, а затем на разные торжественные события. Танцевальное же кимоно отличается тем, что у него есть шлейф, сзади оно намного длиннее.

— Поскольку мы начали говорить про национальный наряд, то наверняка есть смысл спросить: значит ли что-нибудь изображенный на нем рисунок?
— Несомненно! Дело в том, что в Японии все завязано на цветах и времени года. Женский наряд должен был предвещать появление тех или иных цветов: то есть кимоно с изображением сакуры надевалось за две недели до ее цветения.

— А это кимоно к какому времени года относится?
— На нем изображен бамбук, и поскольку это растение вечнозеленое, оно считается парадным и актуально круглый год!

Вот в эти доспехи должен был облачаться наш корреспондент. Может быть, в следующий раз!

С веером и мобильником

— Мы только что смотрели танец с веерами. Не могли бы вы рассказать о нем?
— Танец вышел из японского традиционного театра, поэтому те или иные движения имеют определенный смысл, они все связаны с природными явлениями, как и многое в японской культуре. Конечно, сейчас культура японского танца понятна в основном представителям старших поколений, так как 1970-е обозначились некоторым уходом от традиций, обусловленным наступлением оттепели в послевоенных отношениях. Но по сей день танцы исполняются со всей их сложной структурой — как две сотни лет назад — в ней регламентировано все, вплоть до положения пальцев рук.

— Где в Японии можно увидеть танец с веерами?
— Сейчас эти танцы исполняются на всяческих исторических фестивалях, на праздниках, приуроченных к цветению сакуры, в повседневной жизни их можно увидеть в чайных домах, а также в театре.

— И все же танец с веерами — просто дань истории или неотъемлемая часть культуры?
— Сейчас наметилась очень интересная тенденция. Майко — ученицы гейш, молодые девушки от шестнадцати лет, живущие в домах гейш и получающие традиционное воспитание, — больше не оторваны от общества: у всех есть мобильные телефоны, они ведут блоги в Интернете и, соответственно, посредством этого современного общения исподволь несут забытую культуру в массы, позволяя ей вновь восстановить свои позиции. Можно сказать, что в какой-то степени традиции становятся популярны.

— Несомненно, мы стали свидетелями очень красочного действа. Но чему все увиденное научит посетителей выставки?
— Во-первых, мы наконец-то можем отвлечься от прозападной культуры, понять, что Америка — не центр Вселенной, что есть народы с куда более богатым наследием, у которых есть чему поучиться — самосознанию и самоуважению, например. Во-вторых, изучая другую культуру, столь разительно отличающуюся от нашей, мы получаем возможность лучше понять самих себя.

…Но вернемся к Свете, утянутой в традиционный наряд донельзя и явно проявляющей чудеса стойкости. Вся процедура облачения заняла не менее получаса, и большую часть этого времени наша героиня простояла с поднятыми на уровень плеч руками. Не успел я открыть рот, чтобы спросить, как же она дошла до жизни такой, как ее у нас похитили посетители выставки — фотографироваться…

↑ Наверх