Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 28 октября 2020

Не капризничаешь? Получи наклейку!

Легко ли русским растить детей в Суоми? Читайте рассказ от Анны Широковой, которая вместе с мужем решила открыть бизнес в Финляндии, затем родила там девочку и мальчика

 

С петербурженкой Анной Широковой мы встретились в одном из приграничных финских городов, чтобы поговорить о детях. Во время череды скандалов с изъятием детей из смешанных финско-русских семей Широковы, семейная пара из Петербурга, решились не только открыть собственный бизнес в Стране Суоми, но и родить на чужбине детей — девочку и мальчика.

В суровой северной стране чтут интересы и свободы детей

В некотором смысле слова Широковых можно назвать авантюристами: не каждый решится оставить работу в крупном рекламном агентстве и переехать в чужую страну, имея в багаже только отличное знание английского и  веру в собственные силы. К тому же, зная, что через несколько месяцев в семье появится потомство. Но о принятом решении молодая семья не сожалеет. Трудности начального периода позади, бизнес развивается, рабочая виза дает возможность получать почти все социальные гарантии.

Как заботится государство о своих малолетних гражданах и не боятся ли выходцы из Петербурга попасть в поле зрения органов опеки? Пока мы обсуждали эти вопросы с Анной в холле гостиницы, Иван мирно посапывал в коляске, а Варвара играла в детском уголке. Такой уголок есть буквально в каждом общественном заведении в Финляндии — от банка и поликлиники до супермаркета и полиции. Пока взрослые заняты важными делами, дети не должны скучать. 

Спортивные и детские площадки, бассейны, катки, детские сады, где на четверых детишек — один воспитатель… Финляндия — это страна, максимально приспособленная для детей, уверена Анна.   

За спиной государства

Воспользоваться преимуществами финской системы социальной помощи «Kela» Анне удалось не сразу. Когда готовилась к рождению дочери, рабочей визы еще не было, в женскую консультацию пришлось обращаться частным образом. А вот будучи беременной Иваном, Анна уже получила все блага: постановку на учет в 10 недель, ежемесячный осмотр, контроль веса, самочувствия, анализы, которые сдают и получают во время приема. Все — почти бесплатно.

— Я получала ежемесячный счет от врача на 27 евро, — рассказывает Анна, — а если бы у меня не было рабочего статуса, он составил бы около 300 евро.

Помимо медицинской помощи есть еще так называемый материнский пакет. На 5-м месяце беременности просят выбрать, какую помощь от государства будущая мама предпочитает получить — набор, в котором собраны все необходимые новорожденному вещи, или его денежный эквивалент. Анна выбрала материнский пакет. В большой коробке — соски, ножнички для обрезания ноготков, ползунки, боди, носочки, варежки, комбинезон и множество других полезных вещей. Саму коробку, выложенную поролоном, многие используют как кроватку на первых месяцах жизни ребенка. 

— Когда я только приехала из России, мне это казалось странным, — вспоминает Анна. — Однако сейчас, когда у меня двое детей, я понимаю, что на первых порах большая кровать не нужна и коробка  очень удобный вариант.

И хотя интересоваться чужими финансами неприлично, все же задаю вопрос о детских пособиях. Во-первых, каждому ребенку, не достигшему 17 лет, государство ежемесячно выплачивает 100 евро. Сумма небольшая, но за 17 лет набегает больше 20 тысяч евро. Кроме того, выплачиваются пособия «уход за ребенком на дому» до трех лет и «материнские деньги» до полутора лет. Если размер первого пособия одинаковый для всех — около 300 евро, то «материнские деньги» зависят от того, какую зарплату женщина имела до родов. Чем выше зарплата, тем больше пособие. Кроме того, некоторые муниципалитеты платят дополнительные пособия, чтобы стимулировать рождаемость.

Такие правила вывешены в русско-финской школе

Анна рассказывает, что большим подспорьем является общественный транспорт. Во-первых, он ходит по расписанию, во-вторых, для мам с малышами — бесплатный, в-третьих, в каждом автобусе есть специально предназначенный для колясок отсек. То есть можешь поехать с ребенком куда угодно и не чувствовать себя оторванной от жизни.

— Но не нужно думать, что в Финляндии социальные блага льются на головы как манна небесная, — говорит Анна. — Мы ежемесячно делаем отчисления в пенсионный фонд, из них и формируются пособия. Но их размер позволяет передохнуть молодой маме на тот период, пока ребенок не пойдет в детский сад, который также оплачивает государство.

На роды — в Финляндию

В Финляндии все роженицы находятся в одинаково комфортных условиях. Свои роды — и первые, и вторые — Анна называет успешными, хотя и нелегкими: Мария явилась на свет с весом 4800 граммов, Иван — 4600. 

— В роддоме очень внимательный и дружелюбный персонал. Меня ни на минуту не оставляли без внимания. Я раньше представляла себе роды как сложную и тяжелую операцию, — рассказывает Анна, — а здесь все проходило легко, по-домашнему. Когда Варвара появилась, ее сразу помыли, надели теплые ползунки, чепчик, варежки, носочки, принесли и положили рядом. Через час мы уже переехали в палату.

Три дня, которые молодая мама провела в роддоме, к ней приходила акушерка и учила всем необходимым для ребенка процедурам. По возвращении домой посетила патронажная сестра.

На прогулку в город малышей выводят только в светоотражающих жилетах

Анна рассказывает, что все осмотры и тесты (кстати, бесплатные) проходят в форме игры. Даже от визита к «страшному» зубному врачу дочь пришла в восторг. Из кабинета зубного, где двухлетнюю Варю научили чистить зубы и рассказали, зачем нужен фтор, она ушла со жвачками, зубной щеткой и наклейками. Кстати, наклейки — своеобразный «пряник» в воспитании детей младшего возраста, которые получают бонус в разных ситуациях: за хорошее поведение у врача, за то, что не плакала, когда из пальчика кровь брали, от учителя фортепиано, от учителя танцев. Это настолько распространено, что многие дети имеют целые коллекции тетрадей с наклейками.

А вот чего нет в финской системе воспитания, так это кнута в нашем понимании слова. В Суоми культ детей, и поэтому любые отклонения в отношении к ним воспринимаются крайне отрицательно. Анна рассказывает, что к ней не раз обращались с просьбой прокомментировать историю Анастасии Завгородней и она всегда отказывалась.

— Невозможно комментировать то, о чем нет точной информации, — объясняет свою позицию Анна. — Одно могу сказать: на пустом месте эта ситуация не возникла бы. К тому же надо знать: в последние годы в стране участились случаи насилия по отношению к детям, и не только в смешанных семьях или в семьях иностранцев. Для финнов это дикость, отсюда такая жесткая, на наш взгляд, реакция органов опеки. 

На любом празднике в Финляндии главные — дети

И если в бытовых вопросах возникает какая-то предвзятость по отношению к иностранцам, то к детям финны относятся с любовью — независимо от национальности и статуса. Анна знает, о чем говорит. С 9 месяцев она ходит с дочерью в так называемый открытый детский сад. Это специальные детские учреждения для мамы с детишками, которые не хотят сидеть дома. Два воспитателя координируют общение взрослых и детей: придумывают мастер-классы, поют, играют. 

— Я вижу, с какой любовью к моей дочери относятся воспитатели, как они во всем ей помогают, как радуются, когда она пытается говорить на финском, — комментирует Анна. — Весной ей исполняется три года, уверена, что и в настоящем детском саду ей будет хорошо.

Капля дегтя в бочке меда

Впрочем, пойдет ли — еще вопрос. Во многих города Суоми, особенно в столице, не хватает мест в детских садах. Государство выделяет пособия женщинам, вынужденным из-за этого бросать работу. 

Чтобы мамы с детьми не замыкались в четырех стенах, власти Хельсинки пошли на увеличение числа открытых детских садов. Недавно власти муниципалитета, где сейчас живут Широковы, сообщили, что в мае из-за недостатка финансирования закроют детский сад. Дескать, кризис.

— Пришлось и мне вместе с другими молодыми мамами выйти на пикет в защиту нашего детского сада, — рассказывает Анна. — Надеемся, что к нам прислушаются. Пособие, конечно, это хорошо, но только в садике ребенок может найти свой круг общения, друзей.

Есть проблемы и в сфере медицинского обслуживания, которое страдает от нехватки персонала. Вызова врача на дом в нашем понимании не существует, и даже если у ребенка температура 39, надо самим ехать сначала на осмотр к медсестре и только потом — к врачу. Сидение в живой очереди — тоже не редкость.

— И тем не менее я довольна, что мои дети родились здесь, — подчеркивает Анна. — Они растут в спокойной обстановке, в экологически чистой атмосфере. Я считаю, это главное для детей.

 

Кстати

Оплачиваемый декретный отпуск в Суоми в течение года могут получить не только будущие мамы, но и папы. Первые три месяца выдается заработная плата в полном объеме, остальные — 70% от нее.

По желанию женщины декретный отпуск с сохранением рабочей позиции можно продлить до 3 лет.

Финские законы разрешают оформлять декретный отпуск папам вместо мам. Кроме того, папа может получить оплачиваемый 8-недельный отпуск по уходу за ребенком до достижения им года.

Все пособия любая мама может самостоятельно рассчитать на соответствующем калькуляторе социальной службы «Kela».

Государство выплачивает каждому ребенку ежемесячное пособие чуть больше 100 евро до достижения им 17 лет.

 

 

↑ Наверх