Газета выходит с октября 1917 года Saturday 23 февраля 2019

Не музей-храм, а храм-музей?

Полемика вокруг передачи Исаакиевского собора РПЦ продолжается

В пресс-центре агентства Интерфакс Северо-Запад прошел круглый стол с названием: «Будущее музеев Петербурга: передавать ли их церкви?». В конференции приняли участие политики, сотрудники музеев и служители РПЦ. Почти все участники призывали к дружелюбному и взвешенному обсуждению проблемы — но, кажется, конфликт только разгорается.

Статус-кво Исаакия до сих пор всех устраивал

«До этого вопросов не возникало»

Конечно, в первую очередь хотелось услышать, что скажет директор Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай Буров. Все-таки вопрос о передаче именно Исаакия церкви стал поводом для конфликта. Как сейчас обстоит дело в соборе?

— Собор работает в том режиме, к которому привык, — весьма сдержанно сообщил директор. — Сезон проходит как обычно, музей динамично развивается. Мы выходим на высокие отметки посещаемости — около 3,3 миллиона человек в год. В этом году после реставрации открывается балюстрада со статуями ангелов. Кроме того, в ближайшее время ожидается подъем на крышу собора 1000-пудового — то есть 16-тонного колокола, самого крупного в соборе. Этим колоколом мы завершим голосовой набор Исаакиевского собора. Причем вся реставрация собора ведется за счет собственных средств музея, а не городского бюджета. То есть музей занимается своим делом. Все остальное — вопросы правовые и административные. Вопрос по передаче зданий в руки церкви решается губернатором. Вот сейчас уже должен поступить ответ на запрос музея. По закону мы должны получить равноценное помещение.

Николай Буров также добавил, что в течение многих лет его музей успешно сотрудничает с церковью. В соборе, а также в других объектах музея — Смольном, Сампсониевском соборах, Спасе-на-Крови — ведутся регулярные богослужения. В год в музейных храмах проводится до 600 служб, и до этого года вопросов не возникало.

Другим представителем музейного сообщества стал директор Государственного музея городской скульптуры Владимир Тимофеев — он рассказал об истории Благовещенской церкви-усыпальницы, первого каменного храма Петербурга, построенного Трезини. Напомним, что в начале июля городское правительство также обязало музей передать усыпальницу церкви.

Здание, сообщил Владимир Тимофеев, было задумано Петром I как усыпальница дома Романовых. Даже в советское время ей уделялось большое внимание. В 1987 году была начата реконструкция при помощи польских реставраторов. После распада СССР работы приостановили из-за нехватки финансирования, но потом все-таки закончили за счет благотворителей. До ремонта речь о передаче здания РПЦ не шла, но после того как здание привели в порядок, вопрос был поднят. Сначала был заключен договор о совместном использовании. Потом церковь все-таки захотела выселить музей и забрать усыпальницу в свое пользование.

— Равноценное помещение, которое нам предложили взамен, — это Уткина Дача, — рассказал Владимир Тимофеев. — Замечательное место, но оно лежит в руинах. И еще один вопрос: куда должны быть перемещены уникальные предметы, находящиеся в усыпальнице? Там имеются надгробия, оцененные каждое в несколько миллионов долларов. Я считаю, что такие памятники — а Благовещенская усыпальница сейчас — это памятник федерального значения — должны использоваться совместно музеем и церковью.

«Мы же не решаем на референдуме судьбу МКС»

За совместное использование высказался и исполнительный директор Фонда им. Д. С. Лихачева Александр Кобак. По его словам, в большей степени, чем святынями, обсуждаемые соборы были символами российской государственности.

Исаакиевский собор был призван воплотить величие и богатство страны. Кроме того, Исаакий и Спас-на-Крови входят в Список наследия ЮНЕСКО, и к ним нельзя применять механический подход «как к обычному храму где-нибудь в глубинке». Особенно если в храме уже находятся учреждения культуры, помещенные туда государством.

— Государство само и должно нести ответственность за содержание государственных объектов, — заключил Александр Кобак. — С моей точки зрения, правильно будет, если предметы спора останутся городской собственностью и музейными объектами. Но нужно обсуждать вопросы совместного использования. То, что за вход в собор берутся деньги, меня совершенно не пугает — например, за вход в собор Святого Павла в Лондоне тоже нужно платить. Бывает очень по-разному. И нужна широкая общественная дискуссия.

По совпадению, как раз в день дискуссии Петербургская городская избирательная комиссия нашла недостатки в документах, поданных для проведения референдума по передаче Исаакиевского собора РПЦ. Документы подала инициативная группа депутатов ЗакСа во главе с Максимом Резником. Среди причин отказа — ошибки в паспортных данных двух человек и некорректная формулировка вопроса «Согласны ли вы с передачей каких-либо объектов из состава музейного комплекса «Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» в ведение каких-либо религиозных организаций?».

— И нет нужды в референдуме. Мы же не решаем на референдуме, скажем, судьбу Международной космической станции — а Исаакиевский собор, пожалуй, не менее важен, чем МКС, — высказался по этому поводу Александр Кобак.

Экскурсии можно проводить и в музеях, и в храмах

«Не требуем, а просим»

Представители церкви настояли на том, что речь идет не о музеях — а о храмах, в данный момент являющихся музеями. Например, твердо заявила руководитель сектора коммуникаций при епархиальном информационном отделе Наталья Родоманова, Благовещенская усыпальница строилась прежде всего как церковь — это официальное мнение епархии. «И не важно, на какие средства строился храм: государства, двора, государя императора, прихожан, — от этого само предназначение храма никак не изменялось». Церковь, отметила сотрудница епархии, более десяти лет ждет ее возвращения. При этом экспонаты не собираются немедленно выбрасывать из помещения: например, Музей истории религии из Казанского собора выезжал шесть лет.

— Мы действуем только в правовом поле. Некоторые опасения, высказываемые через СМИ, преувеличенны, не обоснованны и надуманны. Речь идет о передаче не в собственность, а в бессрочное безвозмездное пользование, — заметил архиепископ Петергофский, ректор Санкт-Петербургской духовной академии, викарий Санкт-Петербургской епархии Амвросий.

— В нормальное цивилизованное время всегда происходит взаимодействие светских структур и церковных. Практически каждый храм является еще и музеем, хотя в первую очередь он предназначен для богослужения. Меняется только форма взаимодействия. Например, Казанский собор остался собственностью государства, и финансирование работ там происходит за счет госбюджета. Как бы ни был решен вопрос, диалог будет продолжаться, хотя, может быть, мера ответственности сторон изменится. Нет никакой революции, а есть нормальный процесс, — добавил председатель комиссии по архитектурно-художественным вопросам Санкт-Петербургской епархии архимандрит Александр.

А вообще, заявил он, цели и задачи церкви в этом мире — вовсе не имущественные. Может быть, именно поэтому у представителей церкви возникли определенные сложности с ответами на вопросы — кто будет реставрировать собор, на какие средства он будет содержаться и (как спросил Николай Буров) кто будет нести уголовную ответственность за сохранность музейного фонда.

— Пока нет решения и нет никакой спешки, — заверила Наталья Родоманова. — Если будет принято решение в пользу епархии, то составят соответствующий договор между епархией и городом, где будут прописаны все эти вопросы. Возможно, на реставрацию деньги будет давать городской бюджет, а на внутреннее убранство пойдут средства епархии. Такая схема действует в Казанском соборе.

Самое важное, как объяснили священники, это то, что Исаакий будет не музеем-храмом, а храмом-музеем. За более подробными разъяснениями следует обращаться с официальным запросом на сайт епархии.

— Неприятно то, что мы искали пути в XXI век — а нам предлагают вернуться в XIX, — считает профессор кафедры музеологии и культурного наследия Санкт-Петербургского государственного института культуры Владимир Яковлев. — В 1996 году я был председателем комитета по культуре, при мне передавали церкви Казанский собор. С настоятелями наших храмов мы общались совершенно дружелюбно. А если в собор будет бесплатный вход — откуда возьмут бюджетные деньги? У кого их отнимут? Я помню, как в 1997-м мне пришлось заниматься самодеятельностью: в лавру архимандритом Назарием была организована продажа билетов. В нарушение всех существующих норм. Лучшим решением было бы отложить этот вопрос до будущего, которое, может, окажется светлее и бесконфликтнее.

***

Директор Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай Буров:

— Собор работает в том режиме, к которому привык. Сезон проходит, как обычно, музей динамично развивается… Вся реставрация собора ведется за счет собственных средств музея, а не городского бюджета… Вопрос по передаче зданий в руки церкви решается губернатором. Вот сейчас уже должен поступить ответ на запрос музея. По закону мы должны получить равноценное помещение.

Архиепископ Петергофский, ректор Санкт-Петербургской духовной академии, викарий Санкт-Петербургской епархии Амвросий:

— Мы действуем только в правовом поле. Некоторые опасения, высказываемые через СМИ, преувеличенны, не обоснованны и надуманны. Речь идет о передаче не в собственность, а в бессрочное безвозмездное пользование. 

↑ Наверх