Газета выходит с октября 1917 года Thursday 23 мая 2019

Пушки и снаряды с необитаемого острова Большой Тютерс

На Балтике, на острове Большой Тютерс, подводят промежуточные итоги экспедиции по поиску и вывозу техники времен Великой Отечественной войны

Мероприятие, организованное Русским географическим обществом совместно с Министерством обороны, стартовало в начале мая, а закончится 14 августа. За четыре неполных месяца поисковики должны прочесать остров, собрать немецкую военную технику, которой он полон, и вывезти на материк. Это первая подобная экспедиция: до того здесь работали только саперы. По словам специалистов, остров можно назвать уникальным: дикий, почти необитаемый (только два человека на маяке), забитый, словно музей под открытым небом, артефактами, брошенными 70 лет назад.

Зенитная пушка системы «Бофорс». В лесу это орудие простояло 75 лет.

Восемь квадратных километров тайги и камня

Отправляемся с Левашовского военного аэродрома. Погода летная, несмотря на низкое фиолетовое небо. На борт грузятся несколько офицеров разных родов войск. И двое солдат с бидоном-лукошком — для ягод.

— Попросились, нас взяли, — делятся они, сообщая попутно, что до конца службы им еще осталось ого-го — 4 месяца. — Интересно! Будет что дома рассказать...

Фото: maps.yandex.ru

До Большого Тютерса, который, если смотреть на карту, лежит у самой Эстонии и Финляндии, — около часа лету, 180 километров. Остров перешел под юрисдикцию нашей страны еще в далеком 1721 году, когда Петр I победил шведов в Северной войне. В 1920 году стал неожиданно принадлежать независимой Финляндии. Спустя 20 лет снова вернулся к нам. После три года там хозяйничали финны и немцы. С 1944 года он снова русский.

Все послевоенное время эти восемь квадратных километров камня и тайги пустуют: без надобности. Да и опасно. До 2005 года, когда на остров пришли саперы МЧС, он был нашпигован снарядами и минами.

Из иллюминатора Тютерс выглядит как уютная зеленая пышная шапка посреди воды. При снижении видны обширные песчаные дюны на берегах, ступенчатые скальные образования. На западном берегу — спичка маяка. Сквозь остров тянется ниточка лесной дороги. И лагерь экспедиции: белые военные палатки, грузовая техника.

Часть техники удается вытащить из бурелома с помощью тягачей и кранов. Часть придется вытаскивать на вертолетах

Ключ от Финского залива

Выгружаемся. В нос ударяет крепкий запах хвои. В уши — непривычная тишина.

Пересаживаемся на уазик и, ковыряя кабиной сучья деревьев вдоль петляющей дорожки, едем на место одной из находок. Месяц назад там, в буреломах, обнаружили любопытный экземпляр — зенитное орудие вермахта.

Остров, надо сказать, выглядит по-настоящему диким. А ведь в прошлые века тут находилась большая финская рыбацкая деревня, имелись деревянная церковь, школа, позже — узкоколейная железная дорога.

Во время Второй мировой гарнизон немецких войск на Тютерсе составлял 2 тысячи военных: один человек на четыре квадратных метра! И не случайно — вместе с соседним Гогландом и еще парочкой островков поменьше эта гряда играла стратегическую роль — ключа от Финского залива. Кто владел архипелагом — тот контролировал вход в залив. Между островами немцы натянули противолодочные сети, натыкали минных цепей. Гогланд контролировали финны, Большой Тютерс — немцы. Наши предпринимали попытки вернуть их, но безуспешно. Оттого и простоял наш Балтийский флот, не вступая до 1944 года в большие бои, запертый в Кронштадте и Ленинграде...

В каждый бак полевой кухни — граната

На одном из пригорков поперек дороги стоят тягач «Урал» и автокран. Рядом то самое орудие — 88-миллиметровая пушка системы «Бофорс». 

— Производилась в Швеции, — вводит в курс дела руководитель экспедиции генерал Валерий Кудинский. — Один из лучших образцов зенитного оружия того времени: автоматическая, надежная. Состояние ее в данный момент удовлетворительное. Почистить, отреставрировать — и почти как новая. Рядом в земле нашли и боезапас: 80 снарядов в промасленной бумаге. Из этих самых пушек и лупили они по нашим самолетам.

Поисковые работы, объясняет генерал, сейчас уже закончены. С мая по июнь участники экспедиции прочесали остров вдоль и поперек: ходили цепями, 20 — 30 метров друг от друга. Сейчас задача — доставить найденное на причал. Всего обнаружено 207 объектов. 137 из них требуется вытаскивать с помощью тяжелой техники — этих самых тягачей и кранов. Половина уже на берегу, половина в лесу. Среди находок — зенитные орудия, противотанковые пушки, пункты управления противовоздушным огнем, полевые кухни, прожекторы, прицепы различной мощности, бочки для топлива.

Все без исключения, надо сказать, выведено из строя. Остров немцы покидали спешно. Побросали все и 18 сентября 1944-го оставили эту землю. Пушки, прицепы подорвали. В каждый бак полевой кухни — граната. В каждую бочку — несколько сквозных выстрелов…

Вездеходами и вертолетами

На погрузку пушки уходит с полчаса. Несмотря на свою, казалось бы, компактность, на тягач она целиком не вмещается. Во время транспортировки на одном из пригорков валится со скрипом на камни. Снова приходится подгонять кран, цеплять трос...

На пристани Большого Тютерса громоздятся военные находки – пушки, полевые кухни, прожекторы, прицепы, бочки для топлива.

На пристани нас встречает заместитель начальника директора экспедиционного центра РГО и главный вдохновитель всего процесса Артем Хуторской.

Погрузка на десантный катер «Серна». Отсюда найденная техника отправится в Кронштадт, затем — на арсенал в Ленинградской области, а после обоснуется в одном из военных музеев страны.

— Почти с каждым объектом приходится вот так возиться, — говорит он. — А что-то вообще колесной техникой не вывезти — скалы, буреломы. Будем пробовать по воздуху, с помощью вертолета.

И добавляет, что, несмотря на трудности, вся работа — в радость. Они много лет грезили этим проектом, изучали архивы, в том числе немецкие. Но просто так взять и поехать сюда было невозможно — нужны немалые средства. В декабре прошлого года проект презентовали президенту РГО Сергею Шойгу, и министр обороны дал добро: действуйте.

Пушка-трехдюймовка, ненайденный самолет

Результат работы военных и географов налицо: у пристани — живописная груда металла. Для специалистов все это — ценные экспонаты, которые в ближайшем будущем, вероятно, займут свое место в разных военных музеях страны.

Немецкая бочка для топлива. Простреленная в нескольких местах — чтобы не досталась нам. Остров фашисты покидали спешно.

— Вот бочки для топлива, стандартные, двухсотлитровые, — рассказывает Хуторской. — Сразу из нескольких стран. Немецкие, финские, латышские, французские. Посмотрите на их кругляки — тут можно целую коллекцию составить! Или еще очень интересный объект: пушка-трехдюймовка, изготовленная в 1917 году на Путиловском заводе. Она отошла к независимой Финляндии. И воевала во время Великой Отечественной против нас…

— А как люди, погибшие? — интересуюсь.

— Что касается немцев, то с 1941 по 1944 год на Большом Тютерсе погибли по разным причинам около 20 солдат. Мы нашли место возможного кладбища — там обнаружены восемь именных бирок, которые крепились к могильным крестам. Но основные потери фашисты понесли на соседнем Гогланде. В 1944-м, когда Финляндия уже вышла из войны, немцы решили перехватить Гогланд — он ведь мог достаться нам! Сначала пытались мирно договориться, потом стали запугивать, а в конце концов отправили туда свой десант. И финны — вчерашние германские союзники — дали им серьезный отпор. Более того: запросили воздушной помощи у советских войск — это стало единственным подобным случаем во время Великой Отечественной. Гитлеровцев тогда наши и финны наголову разбили: погибли, пропали без вести и были ранены до 700 немцев.

Большой Тютерс с высоты птичьего полета.

— А наши здесь, на Большом Тютерсе?..

— Потери были. И когда мы уходили в 41-м. И когда в 42-м два раза пытались штурмовать. Известно, что позже сюда высаживались два наших разведчика. Но они пропали без вести. В болотах лежат советские самолеты — один или два. Маячник говорит, что помнит мальчишкой хвост самолета в одном из болот. Но где — неясно. Части обшивки фюзеляжа мы нашли. Больше — ничего…

В ближайшие две недели продолжится доставка техники на причал. Затем — отправка на десантных катерах в Кронштадт, размещение на одном из военных арсеналов Ленинградской области. Вполне вероятно, что в ближайшие годы на этом пятачке посреди Финского залива работу начнут отряды по поиску погибших бойцов.

Поисковый лагерь на острове Гогланд

Кстати

В рамках экспедиции Русского географического общества и Министерства обороны в конце июля — начале августа поисковые мероприятия проводятся и на острове Гогланд. В отличие от Большого Тютерса на Гогланде работают исключительно поисковики, которые занимаются обнаружением захоронений наших солдат (военная техника отсюда была вывезена практически сразу после войны). По предварительным данным, здесь погибли и захоронены около 500 красноармейцев. Работы на острове проводит поисковая группа объединения «Северо-Запад» из 16 человек (включающая разные отряды Петербурга и Ленобласти). Это первая подобная масштабная акция. В настоящее время обнаружено множество предметов быта и вооружения как советских, так и финских солдат — гранаты, снаряды, стрелковые щитки, катушки связи, фляжки, кружки, ложки, чайники, санитарные носилки. И останки одного бойца Красной армии: на найденном рядом портсигаре фамилия — Сапожников. Поиски осложняются каменистым характером почвы. В настоящее время прочесываются десантноопасные направления острова.

↑ Наверх