Газета выходит с октября 1917 года Friday 20 сентября 2019

Общий сон, навеянный в темном зале

Фильмы-победители и фильмы-аутсайдеры минувшего года. Причины анализирует наш корреспондент Федор ДУБШАН

 

Я разглядываю таблицу на экране монитора. В таблице — список самых кассовых фильмов российского кинопроката за 2012 год.

На первом месте там — американский мультик про мамонтов и ленивцев «Ледниковый период-4». На втором — американский же мультик про пингвинов и бегемотов «Мадагаскар-3»... Печальна картина нашего кинопрома.

Мне приходится несколько раз прокрутить экран вниз, чтобы долистать до первого наименования из отечественного кинематографа.

Таким фильмом оказывается октябрьский «Духless» по роману Сергея Минаева.

Зрителю гораздо приятнее просто смеяться... («Елки-2»).


Но сам лишь копия гусара...

Если считать не строго по дате выхода, то к фильмам этого года надо приписать еще четыре «новогодние» ленты, вышедшие в конце 2011-го: «Высоцкий. Спасибо, что живой», «Елки-2», «О чем еще говорят мужчины» и «Иван Царевич и Серый Волк».

Забавно, но именно этот «прошлогодний снег» занял всю верхушку прокатного рейтинга нынешнего года. Например, «Высоцкий» при бюджете в 12 млн. долларов собрал 27 с половиной млн. — это безусловный успех. Затраты остальных победителей — намного скромнее, а сборы — сопоставимые.

Этот список, пожалуй, в миниатюре представил все то, что наш зритель хочет увидеть на «волшебном экране». Если говорить кратко, месседж таков: «Поговорите со мной по душам. А если не можете — хотя бы не грузите».

«Высоцкий», проект Константина Эрнста, был, конечно, обеспечен соответствующей рекламой и победил не в последнюю очередь поэтому. В том, что Владимира Семеновича сыграл Сергей Безруков, есть определенная горькая ирония: Безрукова под гримом не видно, и это к лучшему. Потому что, кажется, публика немножко устала от экранных воплощений Сергея Витальевича. Его работы воспринимаются не как очередные роли, а как один непрерывный затянувшийся номер с переодеваниями. С Безруковым в главной роли — и серьезный «Матч» Андрея Малюкова, и развеселая «1812: Уланская баллада» Олега Фесенко — одинаково провалились в прокате.

Вообще, надо признать, публика под­устала и от постоянного обращения к истории и к «корням». Результат — будь то нудно-надрывная драма про футбол с фашистами или идиотская комедия в стиле Джеки Чана про войну 1812 года — воспринимается одинаково назойливым патриотическим набатом. Вроде бы неплохой «Шпион» Алексея Андрианова по роману Бориса Акунина — провалился. Не подействовало и обращение к совсем недавним событиям: на «Август. Восьмого» Джаника Файзиева расходы составили целых 19 млн. долларов. Собрал же он чуть больше десяти. Публику проблемы нашей внешней политики, конечно, трогают. Но не настолько.

Сюда же, очевидно, публика отнесла и действительно небесталанную, эмоциональную, полную сильных актерских работ «Орду» Андрея Прошкина, приняв ее за очередное насильственное насаждение «духовности». А жаль.

...чем, смеясь, постигать «исторические факты» («1812: Уланская баллада»)

Мама — первое слово

При этом не менее дурацкий, чем «Уланская баллада», «Ржевский против Наполеона» Марюса Вайсберга, как ни странно, прошел на ура. Нет, он, конечно, тоже не отстрелялся — при бюджете в 8,5 млн. собрано было 7,8. Но это по крайней мере цифры не позорные. Как видно, дело в том, что Ржевский вообще не воспринимается как что-то историческое — это «прикол» из нашего времени.

Так что анекдоты, потешки, комические сказки (отсюда успех мультфильмов про богатырей и Ивана Царевича) остаются востребованы. Но все же предпочтительней — юмор в семейном его изводе. Этим искусством безупречно владеет Сарик Андреасян, выдавший на-гора в этом году целых два успешных проекта: «Мамы» и «Тот еще Карлосон». Разговор о художественных достоинствах этих картин лучше не начинать. Важно другое: нашим людям нравится, когда с ними говорят задушевно, лично, по-братски. Никакая «Родина-мать зовет!» сейчас не срабатывает: зато стихотворение «Я маму мою обидел» сразу вытягивает на ресницы непрошеную слезу.

Безусловный победитель этой категории — «Елки-2» — коллективный креатив целой группы режиссеров под руководством Тимура Бекмамбетова. Тут, конечно, сработало звездное имя продюсера. И даже роковые черты Сергея Безрукова (который, к счастью, фигурирует здесь эпизодически) не смогли испортить праздник: при смехотворных, в общем-то, 5,8 миллиона бюджета — титанические сборы в 26 миллионов. Конечно, Новый год и каникулы — всегда благодатное поле для потенциальных блокбастеров. Но все-таки темой «Елок» неспроста стали сложные отношения множества влюбленных пар, в конце концов счастливо разрешающиеся за новогодним столом с оливье и водочкой.

Несколько более интеллектуальный юмор фильма-сиквела «О чем еще говорят мужчины», за который нужно сказать спасибо «Квартету И», вместо водевильно-опереточной путаницы «Елок» говорит, в общем-то, о перипетиях вполне реальных, хоть и утрированных. Но обращен к тому же самому: к теме сложных семейных отношений и мужской дружбы.

Как мне кажется, тут дело не только в какой-то обостренной семейственности и домовитости нашего зрителя. В «Елках» и в «Мужчинах» семья рассматривается не снаружи как «ячейка общества». Это просто самый близкий круг общения отдельного человека, область приложения его эмоций, надежд и усилий, область его жизни. Людям просто нужно, чтоб с ними поговорили о них самих.

Поговори хоть ты со мной

И если так, то становится понятен не­ожиданный вообще-то успех фильма «Духless», с которого мы начинали разговор. Малоизвестный режиссер Роман Прыгунов, небольшой бюджет в 2,8 млн. долларов, и самое главное — вроде бы «ненародный» герой Макс, которого сыграл Данила Козловский. Топ-менеджер, холостой, одиночка, кокаинщик, бонвиван, циничный прожигатель жизни — почему он вдруг стал так популярен? Откуда эти огромные по нашим меркам сборы в 13,36 миллиона?

Роман «Духless. Повесть о ненастоящем человеке» некоторые беззастенчивые льстецы уже окрестили современным «Евгением Онегиным». Они бы, пожалуй, отнесли этот титул и к фильму, сценаристом которого тоже был Сергей Минаев. Но в каком-то смысле они ведь правы: конечно, Макс — Онегин. Зрителю просто не хватало этого героя, который стал бы его тенью, проекцией его неврозов. Весь фильм Макс скатывается вниз по наклонной, собирая по пути, как ком снега, весь негатив, все раздражение и неудовлетворенность современной жизнью. Причем это жизнь не выдуманная, а вполне сиюминутная: вокруг гламурные ворюги, взяточники, омоновцы и не менее гламурные анархисты с файерами. Все они одиноки, все они ненавидят друг друга — и в частности Макса тоже.

«Твое место на помойке», — говорит ему бывшая возлюбленная.

В конце концов Макс действительно оказывается на городской свалке. Там-то и происходит катарсис. Все-таки удалось добраться до самого дна, откуда путь — только вверх.

И если представить, что кино — это не только плод пиара и работы маркетологов, не только спецэффекты и звезды, а еще и — таинственным образом — проявление коллективного бессознательного, такое всеобщее сновидение, которое мы все вместе наблюдаем в темном зале... Да‑а-а, кажется, чего-то нам всем в этой жизни не хватает.

Самые кассовые отечественные фильмы 2012 года

 

  1. «Высоцкий. Спасибо, что живой»
  2. «Елки-2»
  3. «Иван Царевич и Серый Волк»
  4. «О чем еще говорят мужчины»
  5. «Духless»
  6. «Тот еще Карлосон»
  7. «Мамы»

 

Фильмы-неудачники (затраты превысили сборы)

 

  1. «Ржевский против Наполеона»
  2. «Матч»
  3. «1812: Уланская баллада»
  4. «Шпион»
  5. «Орда»

 

 

↑ Наверх