Газета выходит с октября 1917 года Sunday 19 мая 2024

Огонь, вода… и чугунные батареи

Больше 20 лет ветеран войны и бывший партизан просит у чиновников помощи в ремонте жилья

Больше 20 лет участник Великой Отечественной войны, инвалид 2-й группы Федор Михайлович Макеев живет в аварийной квартире с прогнившим полом, незакрывающимися оконными рамами и трещинами в стенах и на потолке. И все это время он терпеливо ходит по чиновничьим кабинетам с просьбой помочь в ремонте аварийной квартиры. Сначала, при советской власти, от него отмахивались партийные боссы, а теперь пишут отписки современные чиновники.

И, как он сам шутит, если бы не его партизанское прошлое, которое научило его терпению и выдержке, он бы давно сдался. Но ведь партизаны не сдаются!

Вместо старых чугунных батарей в квартире ветерана поставили тоже чугунные. Ржавые и некрашеные

Забыть о спокойной жизни

Федор Михайлович рассказывает, что сам он родом из Лужского района. Из самого что ни на есть партизанского края. В Пушкин приехал в 80-е годы и поселился в двухкомнатной квартире на первом этаже пятиэтажной хрущевки на бульваре Алексея Толстого, 44. «Думал, что наконец-то сбылась мечта. Всю жизнь хотел переехать в тихий, зеленый и очень уютный Пушкин», — рассказывает он. Поначалу так и было. Выходишь из парадного — и сразу в парк. Пока однажды на месте этого парка не начали строить жилой дом с подземным паркингом.

О том, что пришлось пережить жителям хрущевок, пока в землю по соседству забивали сваи, они до сих пор вспоминают с ужасом. По их словам, стены ходили ходуном, от шума и вибрации звенели стекла, с потолка падала штукатурка… Когда же свайные работы закончились, то оказалось, что о прежней спокойной жизни в старенькой хрущевке теперь придется забыть. Между стеной дома и аркой образовалась трещина. Трещины пошли и по фасаду самого здания. А в квартире Федора Михайловича, окна которой как раз выходили на стройку, трещины были не только на стенах и в потолке, но даже в полу. По словам Федора Михайловича, за несколько месяцев его небольшая уютная двухкомнатная квартира превратилась в малопригодное для жизни жилье.

Вода в подвалах

А тут еще в подвалах дома появилась вода. Из-за чего по всему дому пошел жуткий зловонный запах. «Мы написали тогда коллективное письмо с просьбой починить трубы и откачать воду из подвалов», — рассказывает ветеран.

Коммунальщики на обращение отреагировали быстро. Пришли и выбили все окна в подвале. Пахнуть, действительно, стало меньше. Зато в квартиру теперь сквозь щели в дощатом полу потянуло холодом. «Положишь на пол градусник — а там всего плюс четыре градуса», — рассказывает Федор Михайлович. Греться приходилось у масляного радиатора. Однако тепла он давал немного. А однажды, когда семья обедала на кухне, от него даже чуть не случился настоящий пожар. Но на этом беды ветерана не кончились. Из-за выбитых окон в подвале поселились крысы, мыши и даже летучие муравьи. А так как кругом были трещины, то вся эта живность начала свободно проникать в квартиру, расположенную на первом этаже. «У меня в коридоре стоял встроенный стенной шкаф, так крысы его изгрызли, пришлось выкинуть на помойку», — признается Федор Михайлович.

Впрочем, обо всех своих злоключениях ветеран рассказывает спокойно, практически без эмоций. Сказывается опыт общения с чиновниками, когда слезы и просьбы в расчет не берутся. Только факты, голые факты.

«После того мы написали еще одну жалобу на то, что нас атакуют крысы, коммунальщики пришли и рассыпали в подвале ядохимикаты. Нас об этом не предупредили. Мы несколько дней ходили с жуткой головной болью. Но крыс в квартире после этого действительно не стало», — рассказывает он.

Зато снова началась жуткая вонь. Бывалый партизан сразу понял, в чем дело. Взял рукавицы, мешок и полез в подвал. Прополз на коленях под своей квартирой, так как из-за провалившихся полов встать в полный рост нельзя, собрал всех дохлых мышей и кошек. Спускаться в подвал, чтобы убирать трупы животных, пришлось не один раз.

Дом аварийный, квартира — нет

В июле 2008 года после очередной жалобы в Смольный ему пришел ответ из канцелярии Валентины Матвиенко, которая тогда была губернатором. Из письма следовало, что экспертной строительной комиссией было проведено обследование дома, в котором проживал Федор Макеев. «В результате обследования строительных конструкций дома их состояние признано аварийным», — говорится в документе. В то же время квартира Федора Михайловича признана пригодной для проживания. А потому оснований для предоставления другой жилой площади ветерану не имеется.

В щель между кирпичами свободно проходит палка

Интересно, что через четыре года, в 2012 году, когда на стене дома образовалась еще одна трещина, которая прошла вертикально уже через всю стену пятиэтажного дома, ветеран получает письмо из жилищного комитета Петербурга, из которого уже следует: стены и цоколь дома находятся в удовлетворительном состоянии. И дефектов, свидетельствующих о разрушении несущих конструкций здания, не выявлено. То есть через четыре года аварийный дом сам по себе перестал быть аварийным?

Что же касается квартиры, в которой проживает Федор Макеев, то проверяющие вообще признали ее чуть ли не идеальной. По их данным, деформаций несущих конструкций в ней не выявлено, стены в квартире «находятся в работоспособном состоянии, угрозы внезапного обрушения конструкций нет». Разве что на потолке ванной «имеются незначительные сколы краски, а в помещении кухни — незначительная зыбкость полов».

«Очередная отписка», — машет рукой Федор Михайлович. И в подтверждение этих слов поднимает ковер: «Можете сами проверить, есть тут зыбкость полов или нет. Только прыгать не советую, а то можно и в подвал упасть…»

Раритет для ветерана

В канун 70-летия Победы ветеран надеялся, что хотя бы через 20 лет чиновники обратят внимание на его проблему и помогут ему решить жилищный вопрос. Однако вместо этого получил очередную отписку. При этом очень обидную для заслуженного человека. Из письма следовало, что его просьба о проведении ремонта в квартире нашла отражение в карточке, которую завели в отделе по социальной защите населения г. Пушкина. И при наличии благотворительной помощи в его квартире будет проведен косметический ремонт.

Кстати, в этом году, в год 70-летия Победы, чиновники все же вспомнили о мытарствах ветерана. И в квартире Федора Макеева были заменены батареи. Однако благое дело обернулось очередным головотяпством. Вместо старых чугунных батарей в квартире ветерана поставили тоже чугунные. Ржавые и некрашеные. Разве что чуть поновее. Федор Михайлович рассказывает, что, когда мастера их устанавливали, он спросил, откуда они их взяли. А они ему в ответ: мол, из старых запасов. Раритет нашли.

В итоге ветеран отказался подписывать акт приемки работ. Не потому, что ему поставили ржавые батареи. А потому, что сантехники забыли поставить краны на них. По мнению умудренного коммунальными мытарствами партизана, в его квартире этого делать никак нельзя. Ведь если трубы прорвет, то ему будет не перекрыть воду, и тогда его жилье еще и горячей водой зальет. Кто тогда поможет? А вот счетчики на воду, которые просил установить в квартире ветеран, коммунальщики устанавливать отказались. Сославшись на то, что собственники должны монтировать их сами. За свой счет.

Надежда умирает последней

Между тем стоит напомнить: Смольный в этом году выделил 6,2 млрд. рублей на ремонт квартир 9673 ветеранам. Эта помощь, кстати, предполагает различные формы ее предоставления: единовременную выплату, компенсацию расходов, выдачу сертификата, фактическое проведение ремонтных работ. Установка счетчиков тоже входит в этот перечень. Но адрес Федора Макеева в список квартир ветеранов, требующих помощи, почему-то не попал. Забыли?

Однако бывший партизан продолжает верить, что все будет хорошо. Недавно он позвонил в редакцию и сообщил, что жизнь у него налаживается. На днях он побывал на приеме в администрации Пушкинского района. Рассказал о своих мытарствах. И даже встретил там земляка из Луги. На этот раз никаких писем он с собой не принес, а прямо сказал, что раз в стране сложная экономическая ситуация, то он просит о малом — окна помочь отремонтировать, чтобы они закрывались, и полы заменить, чтобы снизу не дуло. Пообещали приехать и посмотреть. Почему-то на этот раз Федор Михайлович верит, что удача ему улыбнется. И в эту зиму ему не придется греться у масляного радиатора.

↑ Наверх