Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 20 октября 2020

Олег БАСИЛАШВИЛИ: Не понимаю, почему наш кинематограф тусуется рядом с американским!

Вручена актерская независимая премия имени Владислава Стржельчика

Само награждение в Доме актера оставили «на сладкое», посвятив вечер воспоминаниям о великом актере, имя которого и носит премия, вручаемая традиционно 31 января, в день его рождения. Кадры кинохроники 1970-х мелькали на экране, погружая зал в состояние светлой печали о «неистово талантливом человеке», выражаясь словами Георгия Товстоногова, «игравшем каждую свою новую роль столь самоотверженно, словно самую первую».
Лауреатом премии в этом году стал Сергей Дрейден, по словам Алисы Фрейндлих, члена жюри премии, «терзающий свою душу и не потерявший, не предавший того самого, настоящего Театра, который мы исповедуем и которому все так же клянемся в верности, как и когда-то».
После официальной части нам удалось пообщаться с народным артистом СССР Олегом Валериановичем Басилашвили, постоянным членом жюри премии.

«Спецэффекты — это уже искусство?».

— Несомненно, данная премия очень важна и ценится в мире театра, но что она скажет простому зрителю, не посвященному в таинство мира кулис?
— Она определяет направление, объем работы и дает пример работникам театра в постижении дня нынешнего: дескать, мы хотели бы видеть его глазами актера, сыгравшего такую-то роль, вот он делает все правильно, самоотверженно. Должно быть понятно, что искусство — и театр в частности — это не спорт, где один пришел раньше, другой позже. Здесь все идут одновременно, и выбрать кого-то одного безумно трудно. Поэтому требуется очень тонкий подход в выборе победителя, хотя он таковым и не является — ведь рядом с ним такого же ранга и таланта артисты, но мы, как жюри, говорим, что направление работы выбрано конкретным артистом наиболее верно. Это как знак качества.

— Не могли бы вы назвать какой-либо спектакль, который вам понравился за последнее время и который обязаны посмотреть все люди, интересующиеся театром?
— Я могу назвать даже два. Оба поставлены режиссером Андреем Прикотенко. Первый — это идущий в «Балтийском доме» спектакль «Лерка». И второй, за исключением первого действия, это «Мой бедный Марат» на сцене «Приюта комедианта». Комментировать их не буду, но они стоят того, чтобы посмотреть.

— Ну а что в отношении кино можете сказать?
— Да, была замечательная картина, «Елена». И, смотря такие фильмы, я не очень понимаю, почему наш кинематограф тусуется рядом с американскими фильмами. Вы посмотрите: так, как сыграла Елена Лядова, ни одна американская артистка сыграть не сможет.

— То есть вы считаете, что у русского кинематографа свой особый путь?
— Никакого особого пути нет! Есть путь человеческой жизни, и по нему каждый идет как получится: кто прямо, кто криво… А цель-то одна — выжить и быть живым. И каждый добивается ее по-своему.

Алиса Фрейндлих и Сергей Дрейден — тот самый, не предавший настоящего Театра.

— Но, боюсь, у американцев тоже козырь в рукаве припрятан: кино у них высокотехнологичное, мы же многое из их арсенала, ввиду скудного финансирования, позволить себе не можем…
— Но это же аттракционы! И совсем не в этом дело! Представьте себе, скажем, картину Тарковского «Зеркало» с трюками американскими: кому это будет нужно? Зритель спецэффектов — уже стадо, жрущее попкорн, сидящее в зале и довольствующееся тем, что его пичкают аттракционами: либо «три дэ», либо «четыре у», а ко всему еще и ощущение запаха, но это уже не искусство, даже малейшего отношения к нему не имеет. Это только разлагает мозги зрителя и делает его полным идиотом.

— Но наверняка у Запада найдутся и хорошие фильмы. Вам такие известны?
— Из современных — не видел. Но зато есть «Пролетая над гнездом кукушки» — великое американское киноискусство! Так же, как и «Запах женщины». Да, там есть отличные образцы, но все то, о чем мы ранее говорили, — помои. Советую вашим читателям ценить свое время.

Подготовил Алексей БЛАХНОВ Михаила САДЧИКОВА-мл.
↑ Наверх