Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 20 ноября 2019

Он до последних дней жил заботами флота

Сегодня наш город прощается с Героем России академиком РАН Валентином Пашиным, под руководством которого Крыловский государственный научный центр за 20 с лишним лет провел испытания, дал путевку в жизнь доброй сотне проектов современной морской техники — военной и гражданской

Академик Пашин не только сохранил в переломные 90-е уникальную научную школу, экспериментальную базу и высокопрофессиональный коллектив института, но уже в рыночных условиях, в жесткой конкурентной борьбе вывел его в лидеры фундаментальных исследований мирового судостроения. Ему было 76 лет. До последних дней Валентин Михайлович жил заботами флота и кораблестроения. Вспомним этого замечательного человека, выдающегося ученого; его мысли о том, каким должен быть возрождаемый российский флот и судостроительная отрасль…


— К пароходам у меня пристрастие с детства. Я родился на Волге, в Саратовской области. Папа — судовой механик, участвовал в Сталинградской битве. В школе один из моих товарищей, на два класса старше, поступил в Ленинградский кораблестроительный институт и очень увлекательно про него рассказывал. Этот замечательный вуз я и окончил, а в 60-м году пришел в ЦНИИ имени Крылова, головной институт судпрома, где получали «путевку в жизнь» все корабли и суда нашей страны. 

Любая конструкция, какой бы она удачной ни выглядела, должна проходить испытания в опытовых бассейнах и на стендах, где на масштабных моделях «прокручиваются» все возможные случаи, в которых может оказаться подводная лодка, надводный корабль или гражданское судно, — при различных волнениях, течениях, ветрах, качке, других условиях. Даже сейчас, в век компьютерной техники, во всем мире обязательно проводится эксперимент. Потому что виртуальная модель — идеализация некоего реального процесса, которая, скорее, позволяет рассматривать разные варианты. А окончательную точку можно поставить, только попробовав, как это будет на самом деле; и нередко конструктор приходит в ЦНИИ Крылова со своим видением, а уходит уже с оптимальным проектом.

В период своего расцвета (до середины 80-х годов) судостроительная промышленность СССР обеспечивала годовой выпуск морской техники для ВМФ общим водоизмещением более 300 тысяч тонн, а гражданских судов — суммарным дедвейтом до 550 тысяч тонн. Только верфи на территории России передавали заказчикам ежегодно около 45 боевых кораблей и подлодок и более 140 транспортных судов. (При назначении на должность главного инженера ЦНИИ Крылова министр судостроительной промышленности СССР сказал: «Пашин, помни, что наш флот должен противостоять всему миру».)

По отношению к периоду, когда наш Военно-Морской Флот составлял треть мирового флота по суммарному тоннажу, нынешнее состояние оставляет желать лучшего. Но тем не менее сегодня однозначно можно отметить положительную динамику — все чаще поднимается флаг на сдающихся флоту боевых единицах, российские корабли вновь выходят в дальние походы, проводятся масштабные учения. По инициативе Владимира Путина принята программа кораблестроения, которая позволит иметь достаточные силы для обеспечения стратегических интересов нашей страны в мировом океане. 

По заявлению бывшего первого заместителя министра обороны В. Поповкина, к 2020 году должно быть построено 100 кораблей и подводных лодок, в их числе: атомные ПЛ (двух типов), неатомные ПЛ (двух типов), фрегаты (трех типов), корветы (четырех-пяти типов), десантные корабли (двух типов), вертолётоносцы и прочее. Упомянутые типы содержат несколько модификаций, каждая из которых начинается с головного корабля. 

Исходя из обязательности исполнения Государственной программы вооружений, можно обозначить ряд неотложных мер со стороны Министерства обороны и военно-промышленного комплекса.

Прежде всего закончить разработку долгосрочной программы военного кораблестроения (до 2050 г.) с выделением этапа до 2020 годов. В этом периоде в обязательном порядке должно быть сокращено количество типов боевых кораблей и подводных лодок. Это позволит перейти от постройки головных кораблей к массовому строительству серийных.

Другим обязательным условием должно стать прекращение заказа кораблей практически со 100-процентным оснащением новыми комплексами радиоэлектронного вооружения и оружием (оптимальное соотношение: до 20 — 30% новых разработок, остальное — из уже принятого на вооружение).

Необходимо упорядочить систему ценообразования, ужесточить дисциплину исполнения Гособоронзаказа, консолидировать усилия по созданию военной и гражданской техники. 

Уже на сегодняшнем этапе на первое место выходит вопрос о строительстве новых высокотехнологичных верфей с большими крупногабаритными построечными местами и сухими доками. 

Трудоемкость постройки у нас пока в 3 — 5 раз выше, чем на западных верфях, строим в 2 — 3 раза дольше. Нужно переходить на цифровые методы проектирования, и главное, чтобы 3D-модели стыковались в единый технологический процесс с производственными участками.

Политическая воля к возрождению флота — военного и гражданского — стала ощущаться еще в начале 2000-х, когда президентом был избран Владимир Путин. И сейчас мы чувствуем его поддержку в укреплении научно-технического потенциала, опытно-конструкторской и экспериментальной базы, производственных мощностей в судостроении, в машиностроении, в приборостроении. Поэтому архиважно не снижать темпов, укрепить научно-производственный потенциал, мобилизовать имеющиеся резервы и двигаться вперед — чтобы Россия вновь расправила плечи как великая морская держава.

Подготовил Тимофей Гагаринов Фото Интерпресс
↑ Наверх