Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 19 ноября 2019

Особенности национальной уборки

Русские пашут так, что ордена давать можно, а мигранты увольняются из-за маленьких зарплат, но никуда не уезжают, ищут работу в тепле

Мигранты не хотят убирать дворы и тротуары за копейки — за 9 и 15 тысяч рублей в месяц соответственно. Они ищут другую, лучше оплачиваемую работу. Потому что им с этого года только для легализации — за все, вместе с патентом, — надо платить 29 тысяч рублей. В предыдущие годы оформление официального разрешения на работу обходилось в 10 тысяч рублей. 

Чтобы узнать, кто и как убирает улицы, корреспондент «ВП» пообщался с сотрудниками ряда клининговых компаний.

Рабочих из Таджикистана и Узбекистана очень много, но их количество не влияет на чистоту улиц.

Распространяемые слухи о том, что мигранты, уехавшие после Нового года, не вернулись, не соответствуют действительности. По данным Управления ФМС по Петербургу и Ленинградской области, большинство из тех, кто улетел до Нового года, прилетели обратно — в странах исхода остались около трех процентов. Жилищники подтверждают: рабочих из Таджикистана и Узбекистана очень много, но их количество не влияет на чистоту улиц. Гастарбайтеры не хотят быть дворниками, потому что за эту работу слишком мало платят. Но по документам все штаты укомплектованы. А властям ситуацию докладывают именно по документам.

Сергей Анатольевич, бригадир в компании, которая убирает дворы и лестничные клетки на Петро­градской стороне:

— В комитет по благоустройству и в жилищный комитет идет сплошная дезинформация. Не только по дворникам. Вот было заседание в Петроградском районе. Дорожник один отчитывался. Говорит, у него сейчас на улицах работает 25 единиц техники. Обычно никогда не проверяли, а тут решили посмотреть по системе ГЛОНАСС. Оказалось, на дороге только 9 машин. Где остальные 16 снегоуборщиков, человек ответить не смог. Причесали парня по полной программе. Ведь каждая машина — это деньги, которые компания получает от города.

Игорь, сотрудник управляющей компании на Васильевском острове:

— В моей бригаде перед снегопадом 30 дворников. Наша компания по контракту убирает дворы в нескольких старых микрорайонах Васильевского острова. Утром я выгоняю их на работу. Но уже через час никого не могу найти. Дворы стоят неубранные. Гастарбайтеров нет. Начинаю искать и выясняю, что мои дворники халтурят. Один в магазине пристроился, другой — в кафе. От меня не уходят, потому что мы даем им жилье — живут по десять человек в комнатах и держатся за них. Но работают, только когда я дворы объезжаю. Вот и езжу, сколько могу, чтобы хоть что-то убирали. Только уезжаю — они сразу по своим халтурам.

Александр, сотрудник клининговой компании:

— А русских не найти. У нас зарплаты низкие. Они прописаны в контрактах. Мы тоже дворы убираем. Мои получают 8600 рублей. Даже для мигрантов таких денег уже мало, особенно учитывая, во сколько им обходится патент. У меня текучка. Приходят безработные гастарбайтеры, какое-то время работают, чтобы хоть что-то получать. А потом находят работу где-нибудь на стройке. И в помещении, и денег больше платят. Дорожные компании платят 15 тысяч рублей в месяц. При этом график почти круглосуточный, выгоняют на работу чуть ли не по ночам. Не знаю, чем они держат своих. Видимо, жильем. Но этих денег мигрантам тоже мало. Кстати, все, кого я знаю, вернулись после Нового года. У нас хоть мало денег платят, но платят — в Узбекистане, Таджикистане и того нет. Я общался с ними, говорят, если подработку на 300 рублей нашими раз в неделю найдут, и то хорошо. Постоянная работа — там что-то небывалое.

Алексей, бригадир в одной из клининговых компаний:

— Узбеки и таджики вообще зимой на улицах работать не любят. Им холодно. Сейчас говорят, что 30 процентов дворников уволились и уехали. Уволились. Но никуда не уехали. Они рассредоточились в поисках другой работы. Они просто бегут с улиц. И это не из-за кризиса. Это каждую зиму повторяется. Каждую зиму у меня проблема — найти дворников, потому что гастарбайтеры, как только холодает, бегут искать работу в помещениях. У меня, правда, сейчас человек 25 остались. Но, насколько я знаю, они устроились еще и на стройку. Без жилья. И меняются. Одни во дворе, другие на отделке. Потом наоборот. В общем, проблема в том, что мы не можем найти работников. У меня 50 дворов и 25 дворников. Но на улице от силы работают десять человек. Дворы стоят неубранные, хоть сам лопату бери.

Сергей, сотрудник одной их государственных дорожных компаний — ГУДП:

— У нас такие же проблемы. У больших предприятий в штате числятся, например, сто человек. Их хватает, когда нет снега, когда только мусор надо мести. Но вот наступает аврал. Те же сто человек. А тротуаров даже у небольшой компании — около пятисот. Тут минимум тысячу человек надо, чтобы быстро убрать. Где их взять на зарплату 15 тысяч в месяц, да еще с почти круглосуточным графиком работы? Действуем методом десанта. Берем и по десять человек бросаем на десять тротуаров. Те их за день убирают. На следующий день еще десять. И, может быть, за пять дней все бы убрали. Но снег-то продолжает падать! И дворников опять бросаем на главные улицы. А второстепенные так и стоят в наледи.

Сергей Анатольевич:

— Брать русских — это сразу проигрышный вариант. Мы в нашей управляющей компании сначала брали. Человеку дают лопату, и он начинает работать. Работает сверхурочно и без выходных. Пашет так, что можно орден давать. Но получает человек аванс, и выясняется, что он запойный. Больше на улице не появляется. Так что мы с нашими даже не связываемся.

Александр:

— Еще одна проблема, которую мы наблюдаем. Вы посмотрите, каким инструментом дворники во дворах и на тротуарах сейчас работают. Вспомните, вы ледоруб хоть раз этой зимой видели? Нет, потому что за три бес­снежные зимы все как-то расслабились и не успели подготовиться. Нет ни лопат нормальных, ни песка, ни соли, ни ледорубов. Песок и соль можно заказать у РЖД, и через две недели они доставят. Но что делать в течение этих двух недель? Кроме того, в РЖД надо сразу большие объемы заказывать. А у жилищных организаций ни денег на это нет, ни складов. Ледорубов не закупить. Покупают дешевые лопаты, которыми можно только пушистый снег убирать, а с лежалым и мокрым уже не справиться. Так что, как говорится, зима в январе пришла неожиданно.

↑ Наверх