Газета выходит с октября 1917 года Thursday 23 мая 2019

Оставьте Черныша, Гошу и Пальму жить…

Жители Приморского района выступают против уничтожения собак в своих дворах

В редакцию «Вечёрки» с письмом обратились жильцы многоквартирного дома №6/2 на Стародеревенской улице. «В нашем дворе много лет живут три собаки, — сообщили петербуржцы. — Пальма, Черныш, Гоша. За это время выросло целое поколение детей, которые играли с ними, ничего не опасаясь. Благодаря этому нашим ребятишкам с детства была привита любовь к животным. И мы с уверенностью можем сказать, что ни один из них никогда не поднимет руку на беззащитного животного. Сейчас им грозит опасность — собак хотят убить. В нашем мире и так много жестокости и несправедливости. Просим помощи и поддержки».

Старенькая Пальма основную часть времени проводит в будке под лестницей.

Корреспондент «ВП» побывал во дворе, из которого хотят выселить четвероногих обитателей, и пообщался с местными жителями.

Обычная 12-этажка. В центре двора — детская площадка. Скамеечки, на которых щурятся на весеннем солнце местные жители. Тут же, на мокрой земле, греются два песика: крупные, на редкость упитанные, виляющие хвостами. Под лестницей одного из парадных сколочена импровизированная будка: доски с двух сторон, тряпичные коврики, миски с косточками. Из будки выглядывают два настороженных глаза.

— Это наши питомцы, выброшенные собаки, которые нашли здесь приют и от которых хотят теперь избавиться, — вздыхает жительница одной из квартир Елена Дашкевич. — В будке лежит Пальма, она совсем старенькая, ей 14 лет. На лужайке — Черныш и Гоша. Все стерилизованные. Мы постоянно делаем им прививки, даем лекарства. За все время не было ни одного случая, чтобы они на кого-то напали…

Больше всего в историях этих бездомных поражает человеческое участие. Каждая из собак могла давным-давно сгинуть. Но вот нашлись неравнодушные, которые не смогли пройти мимо.

— Пальму выбросили из жигулей, на ходу, среди бела дня, у меня на глазах, — рассказывает пенсионерка Наталья Павловна, у которой у самой дома две собаки. — Она доковыляла до подвала соседнего с нами дома и там спряталась. Скоро родила щенков: видно, ее выбросили, потому что беременная была. Мы начали ходить, подкармливать. Но кому-то из жителей первого этажа не понравилось такое соседство, и щенков убили. Тогда она пришла к нам во двор и осталась здесь. С тех пор и живет. С 2001 года. 

Собаки ласковые и добродушные, утверждают жильцы дома. На человека ни разу не нападали.

У Черныша, по словам женщины, умер хозяин. Щенок оказался на улице. Другого дома он теперь не знает. Шесть лет назад его сбила машина. Жильцы отвезли пса в ветеринарку. Рентген показал, что поломана лапа, нужна операция. Люди развесили объявления на подъездах: «Соберем деньги на лечение». За полдня, говорят хором собеседники, удалось собрать 12 тысяч рублей! Черныша успешно прооперировали. Три дня после выписки он лежал в помещении ТСЖ. Месяц ходил с лонгеткой. Именно тогда мужчины достали доски и сделали под лестницей будку.

А трехлетний Гоша остался на улице, когда разорился какой-то приют. Новичок прибился к Пальме и Чернышу. Остался там, где его не погнали, где нашел защиту, где стали кормить.

Но будет ли он защищен и дальше — это уже вопрос. Пару месяцев назад в почтовых ящиках дома стали появляться объявления, помеченные красным восклицательным знаком: «По вопросу нахождения собак в нашем дворе просьба позвонить по телефону… Решаем вопрос!»

На звонки отвечать стала молодая девушка, которая заявила: «От собак надо избавляться». Встретиться лично с противниками такой позиции она отказалась.

Корреспондент «ВП» связался с инициативной девушкой.

— Меня зовут Анна. Я живу в этом доме недавно и не хочу подвергать себя и своего ребенка опасности, — сообщила она. — Это страшно. Тем более меня раньше кусали собаки — я знаю, что это такое.

— За 14 лет никаких эксцессов с этими дворнягами не было, — возразили мы.

— Ну это у нас так принято: пока петух не клюнет — никто ничего не сделает. Тем более — кому нужны эти собаки? Сердобольным бабулькам, у которых своей жизни нет? Или, посмотрите, сделали под парадным будку — ну не смешно?

Смешного, честно говоря, мало.

— Я житель блокадного Ленинграда, — поделился с нами Александр Александрович Серебряников. — У меня ишемическая болезнь. А здесь выйдешь, с собаками пообщаешься, и легче становится. Тем более поглядите, какие они ласковые. Сердечные! В холод греют друг друга, облизывают. Как-то Черныша увезли собачники: профилактика по району проводилась. Мы с сыном выяснили, где он может находиться. Нашли это место. И выкупили его за тысячу рублей, привели обратно.

По словам другой жительницы — совсем не пенсионерки — 28-летней Юлии, она тоже не имеет ничего против такого соседства:

— Я не понимаю, как можно вообще выступать за то, чтобы избавиться от этих собак. Я гуляю со своей маленькой ручной собачкой и никаких проблем никогда не испытывала. Дети всегда бегают через эту площадку, треплют их за уши. Я выросла во дворе, где жили несколько дворняжек. До сих пор их помню — Найда, Филя. Мы их очень любили. Они нам отвечали взаимностью.

В настоящее время защитники Черныша, Гоши и Пальмы развешивают свои листовки: «Уважаемые жильцы, мы помним, как эти собаки пришли к нам одинокими, бездомными, обреченными. Но мы не отвернулись от них и не прогнали. Давайте встанем на защиту наших подопечных!»

Пример дома №6/2 на Стародеревенской — в чем-то, конечно, исключительный. Многие ли жильцы дома в один день соберут несколько тысяч на лечение ничейного, по сути, животного? Или сколотят будку для больной собаки? Или найдут исчезнувшего пса и привезут его обратно, не дав усыпить? В центре всех историй (столь редких сегодня) — эти самые дворняги. Кому-то они мешают жить. А где-то благодаря им самая настоящая жизнь и начинается.

↑ Наверх