Газета выходит с октября 1917 года Sunday 26 мая 2019

От Аллы Дмитриевой: Хороший человек видит во всем хорошее, плохой — плохое

— Есть у меня одна знакомая — критик того криминального «фарша», которым нынче начинены многие ленты новостей нашего мегаполиса. Делая отсылку на писателя Ивана Гончарова, говорит: это же дикость — обрушивать на головы публики исключительно поножовщину на Выборгской стороне. Вспомни, говорит, с чего начинается «Портрет Дориана Грея»: хороший человек видит во всем хорошее, плохой — плохое. А те, кто в прекрасном находят дурное, — и вовсе люди испорченные, а наш город поистине прекрасен...

И вот с подобными взглядами заблудилась она поздним вечером этих адских выходных дней, в которые был открыт сезон традиционных дорожных пробок, связанных с окончанием летних отпусков и каникул. Возвращаясь в город за рулем, в плотном потоке КАД, проскочила так и не достроенную Шафировскую развязку и, не достигнув нужного съезда, сделала преждевременный. А далее, чиркая днищем автомобиля по ухабам, попала в тьму кромешную, накрывшую некие домишки, тупики и заборы. Навигатор ушел в прострацию. Делать звонок другу не хотелось: тот поднимет на ноги всю рать МЧС, ради таких-то пустяков. Осмотрелась: разглядела во мраке обочины гражданина. Опустила стекло и спрашивает: добрый человек, где я? Тот в ответ: в таком-то поселке недалеко от Ново-Девяткино, а вам, барышня, куда? Она пояснила. Он вызвался проводить — до того перекрестка, с которого уже рукой подать, до того шоссе, что ведет конкретно на тот проспект, с которым пересекается ее улица.

Знакомая обрадовалась внезапному проводнику, посадила гражданина рядом с собой, на правое переднее сиденье... Ну-ну, ужаснетесь, с таких эпизодов и начинаются триллеры. Именно они и наполняют криминальные хроники. Возможно. Но не на этот раз. Ночной лоцман благополучно вывез мою знакомую на нужный перекресток и, пожелав счастливого плавания, исчез в ночи.

Я подруге говорю: с ума сошла! Как же ты так рискнула? Она в ответ: «А он представился очень благородным именем». Каким же? «Евгений!» Ну, тут уж мне было абсолютно нечего возразить.

↑ Наверх