Газета выходит с октября 1917 года Friday 18 октября 2019

От Аллы Репиной: Заявили тут журналистам, что они некорректно шум подняли

Своими сообщениями о намерении российских властей «заставить российские музеи прятать от детей картины и скульптуры». Журналисты, а за ними и музейные работники, видите ли, подняли голос против самой мысли вводить возрастную маркировку в храмах искусства. (О разработке практических рекомендаций для музеев и составлении методических рекомендаций по экспонированию произведений искусства с учетом возрастной маркировки сообщил на своем сайте Роскомнадзор, указав и календарные сроки этой деятельности: январь 2014 — декабрь 2015 гг.)

Заметим, к слову, что в нашей истории такое уже случалось: с возрастным цензом. 

А именно в 1955 году, когда в Москве были выставлены спасенные в Саксонии спецбатальоном 5-й гвардейской дивизии 1-го Украинского фронта полотна из Дрезденской картинной галереи, — отреставрированные, они передавались в ГДР, а на прощание совет­ским людям показали легендарные сокровища. Но не всем. Детям смотреть на картины запретили. Запись об этом оставила в своих воспоминаниях об Анне Ахматовой Лидия Чуковская: как «о позоре с Дрезденской галереей». Одна писательница «позвонила администрации и невинным голосом осведомилась: почему? Девка ответила: 

— Ясно, почему! Картинки-то там какие! — то есть, по ее мнению, непристойные».

Оказалось, запрещение посещать галерею детям до 16 лет исходило не от администрации музея, а от «вышестоящих организаций». Один из деятелей этих организаций так объяснил возрастной ценз: «У меня сын 14 лет, очень чистый мальчик. И я не уверен, что ему следует показывать Дрезденскую».

«Таково отношение к искусству воинствующего и правительствующего мещанства, — возмущалась Ахматова. — Управдомы, инструкторы ЦК комсомола — наверное, думают так же. «Венера» Джорджоне в их восприятии непристойное зрелище. Я уверена, что этот чистый мальчик с пятилетнего возраста слышит один только мат. А что же нам делать с Эрмитажем? Рембрандт, Рубенс, Тициан? Ведь туда на экскурсии толпами водят этих чистых мальчиков с утра до вечера! А Русский музей? «Фрина» Семирадского? А греки, которые богов своих изображали нагими? Считать наготу непристойной — вот это и есть похабство».

«Она с брезгливостью повела плечами», — завершает Лидия Чуковская изложение этого эпизода с ханжеской дремучестью благодетелей юношества. 

↑ Наверх