Газета выходит с октября 1917 года Monday 22 октября 2018

От Cветланы Кошлаковой: Дворник — не просто заурядная бытовая фигура, а бездействующий творец

— Нескончаемая снежная хлябь под ногами, которая грозит превратиться в зависимости от температурного хода то в ледяные надолбы, то в лужу миргородскую, все возвращает и возвращает к проблеме уборки дворов и улиц. И, кажется, невозможность ее решить до весны становится все яснее. Все понятно и про нехватку дворников, про уехавших мигрантов, про низкую зарплату, про малопрестижность этой профессии. Хотя последнее обстоятельство хочется опровергнуть.

Начну с концепта места как обитаемого мира. По утверждению, в частности, филолога-фольклориста С. З. Агранович, место — важнейшее понятие становления человеческой культуры (родственные слова «мести», «метла», «выметать», «махать», «пахать»). Метение связано с идеей расчистки места и с проведением магической черты, границы между упорядоченным обитаемым пространством и неорганизованным, неструктурированным хаосом. Отсюда метла — космогонический, сакральный предмет, а дворник, расчищающий территорию, — ни дать ни взять демиург, создатель обитаемого пространства. Он отделяет одно от другого, и в этом он подобен богу, отделившему в дни творения мира свет от тьмы, воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. 

О роли дворника, кстати, есть у весьма петербургского поэта Даниила Хармса. Неизвестно, так ли ему досаждал мокрый снег под ногами, как падающие с крыши кирпичи или старухи и дети, которых надо было сгрести в яму, но дворник у него сделан центральной фигурой стихотворения «Постоянство веселья и грязи»: «А дворник с черными усами стоит всю ночь под воротами и чешет грязными руками под грязной шапкой свой затылок. И в окнах слышен крик веселый, и топот ног, и звон бутылок». Дворник именно стоит, не метет. Фоном ему служит разрушающаяся, погружающаяся в хаос Вселенная. И дворник здесь не просто заурядная бытовая фигура, а бездействующий творец, который как должно не работает и потому становится виновником гибели Вселенной: «Луна и Солнце побледнели, созвездья форму изменили. Движенье сделалось тягучим, и время стало как песок. А дворник с черными усами опять стоит под воротами…» Вселенная распадается до полной аннигиляции. В ней воцаряется хаос, который следует понимать не только как неструктурированное пространство, но как царство грязи и пошлости («топот ног и звон бутылок»), так как упорядочивающий ее акт метения и расчистки не производится.

Конечно, каждому можно побыть дворником, но пусть уж лучше каждый делает то, в чем именно он подобен творцу. А особенно те, от кого зависит благополучие дворника. Еще Филипп Филиппович говорил про разруху...

↑ Наверх