Газета выходит с октября 1917 года Monday 18 ноября 2019

От Федора Дубшана: Восстания машин можно не бояться

— По музеям, выставкам и разным мероприятиям сейчас ходить — удовольствие дорогое. Ну а как иначе перед самим собой утверждать свой высокий статус петербуржца?

Например, заглянули мы пару недель назад в лофт «Ткачи», на разрекламированную выставку роботов.

Там в большом зале толпа клубилась у каких-то многоногих устройств, человекоподобных фигур, сверкающих пластиком, возле совсем уж непонятных конструкций…

Впрочем, когда начинаешь обходить все экспонаты по очереди, становится яснее. И даже как-то слегка разочаровываешься.

Вот магия чисел: в 2015-м происходит действие фильма «Назад в будущее». Кажется, что уж сейчас-то у нас на дворе — настоящее серьезное будущее. И роботы должны поражать воображение своим интеллектом и возможностями. И пугать даже.

Ничуть не бывало. Они вызывают некоторое сочувствие и умиление. Как не совсем исправные заводные игрушки.

Кто-то пляшет до упаду. В буквальном смысле — до упаду, так что человеку-куратору приходится удерживать его на ногах, как подвыпившего товарища.

Кто-то отвечает на вопросы публики… ну, правда, примерно одними и теми же репликами. Мы минут пять постояли, послушали и убедились, что большой оригинальности там не дождаться.

Есть совсем нечеловекообразный манипулятор, способный с большой точностью перекладывать объекты с места на место. Правда, тут мои друзья-технари скривились и сказали, что такое существует уже порядочно лет. Мол, никак не назовешь это последним прорывом в робототехнике.

Ах да, была же еще отрезанная голова Пушкина. Она могла декламировать стихи — не помню, то ли всё собрание сочинений, то ли одного «Евгения Онегина». Довольно жутко смотреть, как натягивается резиновая кожа, как движется рот не в такт с записанными словами и как тускло блестят неподвижные глаза…

Лучше всего из этой компании был робот-белёк, детеныш тюленя. Если его гладить, он урчит и тычется в руку. Робобелька придумали для того, чтоб скрасить одиночество пожилым людям, и он вправду ужасно обаятельный и пушистый.

В общем, решили мы, обойдя зал, пока что восстания машин можно не бояться. Разве что они заморят нас до смерти чтением русской классики.

↑ Наверх