Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 7 июля 2020

От Сони Шоколадовой:

 

— Звонит мне приятельница, зовет в субботу на осенние распродажи летних нарядов — с грандиозными скидками. Сразу отнекиваюсь: по моим наблюдениям, цветовые гаммы тряпочек возвращаются раз в пятилетку. Состарюсь, когда вернется пора красоваться в оранжевом сарафанчике из коллекции лето-2012. Лучше припасу резервы для обновления гардероба в тренде «нейви-бургунди». Это как, переспрашивает подруга. А так, чтобы флотский синий сочетался с темно-малиновым — писком подступающего осеннего сезона. 


Однако приятельница не отступает: мол, она такая мотовка, такая транжира, что вечно накупит себе массу бесполезных вещей. И где-то на дамских сайтах вычитала, что в случае шопинг-зависимости следует ходить по распродажам либо с мужем, либо с подругой, дабы те корректировали поведение шопоголички. Резали правду в глаза: вот эти брюки тебя недостаточно облегают, эта сумка не подойдет ни к одной ситуации и т. д. Муж ее магазины ненавидит, носит то, что она сама ему прикупит. Короче, сдаюсь — в контексте просьбы «Выручай!».

Идем на распродажу, вся моя польза — сократить покупки топиков и бермудов хотя бы на треть. Вовремя ввернуть на вытянутый с кронштейна кардиганчик в оборочках: «Милая, остановись, мы давно уже не Барби!» 

Благое дело сделано. Расстаемся, и в тот же вечер звонок: «Пока мы с тобой ходили по распродажам, ОН купил себе джемпер и клатч!» Он — это, понятно, муж, который на дух не выносит походы по магазинам. А клатч что такое? Приятельница объясняет, что сумочка такая мужская, типа барсетки, но не барсетка — не столь в лоб и для бумаг: 

— Причем, ты представляешь, джемпер комби: снизу тот самый нейви, сверху бургунди и клатч в тон верху! Я бы ему такое никогда не купила, а сам он в моде ничего не понимает... И еще какие-то новые ботинки, остроносые... И все это за те четыре часа, что меня не было дома...

Дух перехватывает — ошеломляющий удар. 

— Докатилась я с этими топиками, — находит в себе силы признать правду жизни несчастная. 

И мы договариваемся: больше никаких распродаж.

 

Рисунок Михаила ЛАРИЧЕВА
↑ Наверх