Газета выходит с октября 1917 года Thursday 23 мая 2019

От Сони Шоколадовой:

 

— Попутчики и дорога — неисчерпаемый ресурс наблюдения за нравами. Еду я на днях в электричке, напротив меня два солидных... ну, не сказать чтобы джентльмена, а так — два дядечки приличных лет. Перед каждой станцией переглядываются меж собой, ерзают и хихикают. Какие-то чувства их переполняют.


Уже перед самым вокзалом чувства выплескиваются:

— Смешно у вас тут говорят! — восклицает мужчина №1. 

— Дикторша странно так станции объявляет, — поясняет причину веселья мужчина № 2.

Пытаюсь проанализировать озвучку: кажется, все в порядке — членораздельно, ударения расставлены верно. Ясно, что станции объявляет специально обученный человек, а не машинист с пирожком во рту, у которого ни слова не разобрать, один рык в микрофон.

— А у вас, где иначе говорят, — это где? — уточняю у попутчиков.

— У нас — это на московской железной дороге, — отвечают №1, 2. — В наших электричках объявляют, во-первых, быстрее. И, знаете ли, женщина с более высоким голосом. А тут...

И тут они опять ерзают и переглядываются: 

— Понимаете, ваша дикторша говорит таким очень, очень низким голосом и так неспешно, что...

— Что?!

— Ну, что даже не совсем прилично, — выпаливает начистоту №1.

— Сразу всякие фильмы на ум приходят, — краснеет, как школьник, №2.

Тут приходит мой черед изумиться фантазиям пассажиров и пуститься в тираду о том, что озвучка вполне синтонична представлениям об интеллигентном женском голосе: культурном, зрелом голосе дамы с высшим образованием. Не кричать же дикторше в микрофон визгливым тоном Элизы Дулитл, еще не встретившей своего Хиггинса. 

Так-то оно так, отвечают попутчики, а все равно чудно и странно мы тут в Питере живем. И только прибытие на конечную станцию помешало продолжить диалог на неувядаемую тему различий между Северной столицей и Первопрестольной.

Короче, если читают меня железнодорожники — передайте привет неведомой мне дикторше. Ее волшебный низкий голос заставляет иногородних пассажиров переживать те чувства, с которыми они не сталкиваются в обыденности своих пригородных железных дорог. И всякий покидает наши электрички с убеждением в том, что поездка в Питер, безусловно, удалась.

 

Рисунок Михаила ЛАРИЧЕВА
↑ Наверх