Газета выходит с октября 1917 года Saturday 21 октября 2017

От Светланы Яковлевой: Наши и в Неаполе Петербург по-прежнему считают своим домом

— Поднакопив денег, отправились с коллегой в отпуск в Италию. Лететь надо было в Неаполь, а оттуда еще километров шестьдесят по тесным горным дорогам, вьющимся над пропастями, — до места. Через международный сервис заказали такси. Прилетаем, ищем глазами таксиста и видим: держит табличку с нашими фамилиями худенькая женщина бальзаковского возраста. Оказалось: наша землячка — бывшая петербурженка по имени Оля. Перевозит пассажиров на своей личной видавшей виды машине. Мы как-то сразу прониклись к ней доверием, разговорились. Рассказала она о своей жизни. Лет десять назад вышла замуж за итальянца.

— Хороший мужик был, — с грустью заметила Оля, — но заболел раком, сгорел за полгода. И меня не обошла эта болезнь, но местные врачи вылечили. Перенесла операцию пять лет назад.

В Петербурге у нее осталась взрослая дочь, которую она не так давно навещала и, рассказывая об этой своей поездке, все время повторяла: «Когда я была дома». Россию, Петербург Оля по-прежнему считает своим домом. Думала о возвращении, но в Неаполе у нее квартира, она все еще выплачивает взятый в банке на ее покупку кредит. Осталось совсем немного. Тут и работа есть. А на родине все придется начинать сначала.

Доехали мы до места и попросили Ольгу довезти нас и назад в аэропорт, когда закончится наш отдых. «Ровно в назначенное время буду у дверей вашей гостиницы», — пообещала она.

И вот пролетели две недели как один день. В ночь, когда нам предстояло ехать в аэропорт, разыгралась сильная гроза. Дождь стоял стеной, сверкали молнии, то и дело воздух сотрясали мощные раскаты грома.

— Представляешь, что делается сейчас в горах? Перевал точно закроют, думаю, наша поездка отменяется, — вынесла вердикт коллега. Мы стали прикидывать, как быть, если не успеем на самолет, какие есть варианты. А гроза все грохотала за окнами. Увидеть Олю мы и не надеялись, не верили, что в такую погоду она отважится ехать за нами по опасной горной дороге. Но ровно в два часа ночи у дверей гостиницы остановился автомобиль.

— Это она! — ахнула коллега. У меня же вообще не было слов. Оля вошла и стала рассказывать хозяину гостиницы по-итальянски, чего натерпелась, пока доехала. Навстречу машине со склонов текли бурные селевые потоки, она боялась, что смоет машину.

«Но сейчас дорога подсохла и уже можно ехать», — уверенно сказала она. Мы погрузили чемоданы и поехали. Где-то еще продолжал грохотать гром. Но отчего-то было совсем не страшно. Как по заказу — пока проезжали самое страшное место — перевал — дождь прекратился и начался снова, только когда въехали в Неаполь. Доехав до аэропорта, на прощание расцеловались. «Приезжайте, телефон знаете», — сказала Оля, и ее машина растворилась в дождливой неапольской ночи.

↑ Наверх