Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 20 марта 2019

От Виктории Чернышевой:

— Собралась я съездить в Германию в гости — взялась делать немецкую визу. Справки, выписки, приглашение, ну и анкету нужно заполнить. Дошла до раздела о работе. В предложенном списке видов трудовой деятельности моей не было. Я — корректор. Профессия эта редкая и не очень престижная — грамотность нынче не в тренде.

Раз нет в табличке — надо вписывать от руки. С трудом подобрала английский эквивалент. А накануне визита в консульство меня осенило: переводить-то следовало на немецкий! Но переделывать анкету уже нет времени, придется объяснять устно. Поймут ли? Волновалась. И не только из-за анкеты. Конечно, я почитала форумы, приготовила ответы на возможные вопросы, но… Зарплата у меня скромная; ничего такого, что гарантировало бы мое возвращение на родину, у меня нет. В общем, шансов не много. Прихожу в консульство. Передо мной в очереди гражданка, тоже сильно переживающая. К Всевышнему взывает. Но ее недоверие к банковским картам повергло немцев в недоумение. Велели ей подождать — вызвали меня. Строгий немецкий служащий листает мои документы. «Работаете?» — «Да, там бумажка есть». — «Бумажка?» — неодобрительно взглянул из-под очков. Ой, думаю, что ж я ляпнула — все пропало. Доходит до «бумажки». И тут его лицо меняется: «О, вы корректор! Мы очень ценим эту профессию!» Дальнейшая беседа приобрела неожиданный оборот: мы обсудили проблемы авторской пунктуации, посокрушались о закате эпистолярного жанра, коснулись навыков работы со словарями и т. д. Ни одного вопроса о моей поездке, ответы на которые я так тщательно готовила, мне задано не было. Я спиной чувствовала испепеляюще-недоумевающие взгляды соотечественников, ждущих окончания моей затянувшейся аудиенции. Исчерпав темы для светской беседы, мой визави вернулся к визовой теме: «У вас только однократный шенген был? А давайте откроем историю мультивиз, еще куда-нибудь съездите. Как вы на это смотрите?» Я смотрела на это широко открытыми глазами, утратив дар речи. «Вот с этой бумажкой, — улыбнулся он, — приходите за паспортом». Вышла я с твердой уверенностью, что виза у меня в кармане. И не просто виза, а мультивиза. Скромная должность — корректор, а какие чудеса творит! Эффективнее молитв. 

↑ Наверх