Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 16 октября 2019

От Виктории Чернышевой: Взгрустнулось о том, что я не родилась в то время и в тех обстоятельствах

— Случалось ли вам, оказавшись в каком-нибудь замке, дворцовом парке или на худой конец усадьбе, дошедших до нас из прошлых веков, взгрустнуть о том, что вы не родились в то время и в тех обстоятельствах? Вот и мне случалось. Ах, как прекрасно было жить среди всего этого интерьерного, архитектурного и ландшафтного великолепия! Ступать по траве, а не по асфальту, слушать пение птиц, а не рев моторов, дышать цветочными ароматами, а не выхлопными газами, вкушать натуральную пищу из посуды, представляющей собой произведение искусства, и т. д. и т. п. Но недавно на помощь мне как лекарство от зависти пришла мысль, что все эти владельцы замков, дворцов и парков ходили… в ужасно тяжелой и неудобной одежде. И не только зимой, но и летом! Во всех этих кринолинах, турнюрах, корсетах, в бесконечных нижних юбках. Украшенные вышивкой, бисером и драгоценными камнями, платья порой весили по несколько десятков килограммов. Чьи были тяжелее и неудобнее — мужские или женские — даже не знаю. А еще невероятные прически с причудливыми головными уборами, чулки, перчатки — и все это летом, например. Да ведь это ж ад! И он длился веками. 

У древних греков и римлян все было еще по-человечески: туника, тога, сандалии — ничего лишнего. А вот дальше уже началось что-то совсем антигуманное. И устраивали эту пытку люди себе сами. Ладно бы еще люди подневольные — с них что возьмешь? Но ведь законодателями моды были царственные особы, в чьих руках — власть над империями и армиями. Они вершили судьбы мира, но изменить одежду на более удобную никто почему-то не осмелился. Я понимаю: традиция и все такое. Но ведь всегда были бунтари: религии и языки меняли, а внять голосу разума и стонам собственного тела об упрощении и облегчении платьев почему-то никто не решился.

Единственный известный мне реформатор моды — сказочный «голый король». Андерсен представил, можно сказать, идеальное руководство к действию, взяв для наглядности самый крайний вариант реформы. Как ни оденься король (даже если не оденься вообще), окружающие все равно одобрят его наряд. Но почему-то никто из монархов не взял эту сказку на вооружение и не избавил себя и своих подданных от мучений.

Не знаю, как вас, а меня этот экскурс в историю смиряет и с выхлопными газами, и с ревом моторов, и с уродливыми новостройками, и с «пластмассовой» едой на пластиковых тарелках. Уж лучше я буду по асфальту идти в легчайшей и удобнейшей одежде и обуви, чем в 30-килограммовом платье прогуливаться по благоухающему дворцовому парку. 

↑ Наверх