Газета выходит с октября 1917 года Friday 20 сентября 2019

От Зинаиды Арсеньевой: Меня всегда пугали новогодние каникулы

— Эти долгие 12 дней оплаченного безделья. Празднуют все, включая врачей и коммунальные службы. Не приведи господь заболеть в эти дни — твоя жизнь будет в большой опасности. А вот моего друга угораздило. 4 января у него обострился гайморит. А может, не гайморит, а надкостница от зуба. Боль была страшная, отдавало даже в ухо. Поднялась температура. Он отправился в Мариинскую больницу, благо рядом с домом. Когда он вошел к врачу и объяснил в двух словах свои проблемы, попросив сделать рентген, она строго спросила: «А направление от врача у вас есть?» — «Так где ж мне его взять? — изумился больной. — Поликлиники-то не работают». — «Без направления не приму, у нас тут не «Скорая помощь». Поблагодарив чуткую медичку за соблюдение клятвы Гиппократа и за отказ в медицинской помощи, он отправился с болью восвояси.

Одну дежурную поликлинику он нашел на следующий день, но там не было рентгена. Лечится подручными методами, а температура так и держится.

Другой случай произошел со мной. Выхожу вечером из квартиры и ощущаю невероятный холод. Было это 3 января, когда был ураганный ветер. И дул, как специально, в нашу сторону. Ну, окна у нас плохие, рассохшиеся, батарей на лестнице нет, а калорифер в подвале много лет назад срезали да так и не поставили обратно. Деньги, однако, за отопление общей площади исправно берут. Холодно всегда. Но тут холод был нечеловеческий. Глянула на окно на втором этаже, а оно выбито. Вечер поздний. Что делать? Помчалась обратно. Раскурочила картонный ящик из-под нового компьютера. На антресолях нашла кусок полиэтилена. Спустилась вниз, заткнула разбитое окно картонками, затянула полиэтиленом, прикнопила. Весь маникюр испортила. Утром позвонила дежурному в районную администрацию. Он велел мне звонить в управляющую компанию. Там, само собой, трубку никто не снял, хотя звонила часа два. Пришлось попросить помощи у коллеги — нашего спецкорреспондента Михаила Телехова. Он позвонил дежурному от имени газеты. Тот записал адрес, телефон, размеры разбитого окна. И пообещал помочь. На следующее утро я обнаружила, что окно закрыто моими же картонками и полиэтиленом, но более аккуратно. Почти дизайнерски. 

Ну а вечером, когда мы с моим другом пошли снимать эту красоту на профессиональный аппарат, увидели, что стекла вставлены. Такая вот рождественская история. Да, мою заявку, которую я дала в единую диспетчерскую службу, записали только на 12 января. Иными словами, если бы не помощь журналистов «Вечёрки», к 12 января в нашем подъезде все бы обледенело.

↑ Наверх