Газета выходит с октября 1917 года Friday 19 апреля 2019

Петербург не помянул погибших ленинградцев

На Интернациональной аллее Памяти и Славы на Невском пятачке место для стелы от благодарных жителей Северной столицы до сих пор пустует

Их должно было быть два. Два памятника погибшим на Невском плацдарме, два камня-близнеца, вырубленных из одной плиты. Один — от Петербурга, бывшего когда-то блокадным Ленинградом. Другой — от Ленинградской области, чьи территории простирались далеко за пределы современных границ и по большей части были оккупированы. Тогда, в 1943-м, 1944-м, они вместе одолели врага. И мемориалы их погибшим воинам должны были стать воротами Интернациональной аллеи Памяти и Славы на Невском пятачке, где стоят обелиски — дань подвигу народов союзных республик, жителей городов и весей страны, защищавших Ленинград во время блокады. Но не случилось.

Ленинградская область свой памятник поставила. Петербург, а вернее, власти Северной столицы в течение многих лет игнорировали буквально все обращения, в которых городу предлагалось поклониться защитникам Ленинграда установкой стел на аллее Невского плацдарма и такой же аллее Синявинских высот. И случился исторический парадокс. В местах самых ожесточенных боев за Ленинград — братские могилы с тысячами погибших, памятники этим воинам от тех регионов, откуда их призывали на войну: Татарстана, Казахстана, Азербайджана, Кировской области и других. Но нет на Невском плацдарме, нет в Синявине памятников от Петербурга.

Началось все в коридорах Военно-космической академии имени А. Ф. Можайского в середине 1990-х. Тогда там образовалось два отряда поисковиков — «Космос-1» и «Космос-2». Первый во главе с командиром Сергеем Паниным был направлен на Невский пятачок, где работал с поисковиками из других регионов России и ближнего зарубежья. Форпост битвы за Ленинград. Район прорыва. Напряженнейшие бои в течение двух лет. Тысячи убитых за два года воинских операций. В земле — останки бойцов. Их никто никогда не хоронил...

Была предусмотрена площадка под захоронения. Чуть севернее Рубежного камня. Каждый год работали, два раза в год захоранивали. Но однажды, в начале двухтысячных, власти Кировского района Ленобласти сказали им: «Все, хоронить больше негде. На Невском пятачке поисковики работать больше не будут». Тогда на год ушли на Синявинские высоты. Но понимали, что на Невском пятачке нельзя останавливать работы.

Стали думать, что делать. Выяснили: для этой территории еще в 1980-е разрабатывался генплан. Узнали, что готовила его мастерская архитектора Олега Романова. Нашли его альбом «Проектируемые и существующие площадки под братские могилы на Невском плацдарме». И оказалось, что мест под захоронения в проекте заложено достаточно. И в следующем году поисковики снова вернулись на Невский пятачок.

Но была на генплане одна странная деталь — пунктирная линия, протянутая от братских могил к берегу Невы. Спросили про нее у Олега Романова. Тот сказал, что наметил эту перспективу как Аллею Памяти. А что на ней? Пока не было решения.

И в 2005 году Сергей Панин и руководитель инициативной группы поисковиков Василий Булавинов по согласованию с Олегом Романовым создали Международный благотворительный фонд «Защитникам Невского плацдарма» с целью благоустройства и развития Невского плацдарма и предложили разбить там Интернациональную аллею Памяти и Славы. Ведь воевали на этом участке фронта люди со всех концов страны, из разных республик.

Сергей Панин рассказывает: «Вы видели братские захоронения? Помните, там очень мало имен, хотя захоронены тысячи. Тысячи бойцов, пока их имена не установлены, пока неизвестно место, где они похоронены, считаются пропавшими без вести. И аллея — это мемориал всем пропавшим без вести».

В 2005 году в основании аллеи был заложен первый камень, открывавший мемориальный спуск к Неве, и установлен Поклонный крест на обрыве у Невы в конце будущей аллеи.

Позже Законодательным собранием Ленинградской области по предложению фонда во все парламенты нашей страны и бывших союзных республик были разосланы письма с предложением об установке памятных плит. Многие откликнулись. Появились камни Татарстана, Казахстана, Азербайджана... Но все ждали еще один город. Петербург — Ленинград. Нашли большую плиту гранита, распилили ее на две части, чтобы на одной свое посвящение павшим написала Ленобласть, а на другой — Петербург. Идея была красивая — камни-близнецы в створе аллеи. Именно камни от Петербурга и Ленобласти должны были открывать ее!

Но если власти Ленобласти свой памятный камень поставили, то власти Петербурга тогда, в 2005-м, и в 2006-м, и в 2008-м, вяло реагировали на обращения и письма из Ленобласти. Однажды, это было в 2006-м, при комитете по социальной политике даже совещание собрали, выработали положительное решение, но действий за ним не последовало. Потом опять письма и отписки…

Читаешь их и видишь, что чиновники пишут, даже не имея представления, о чем идет речь. Сообщали, мол, у нас памятников много и средств не хватает, чтобы имеющиеся содержать. Будто речь идет об огромном монументе, а не о гранитной плите. Да сейчас на общественных кладбищах больше камни ставят! И содержать его не надо. За аллеей следит музей-заповедник «Прорыв блокады Ленинграда».

…На той аллее еще осталось несколько свободных мест для памятных знаков. Правда, камня-близнеца уже нет. Его отдали другому региону. Не дождались Петербурга.

Предыдущий губернатор Северной столицы за все время своего пребывания в должности не нашла времени посетить Невский пятачок. Сейчас, как рассказал Василий Булавинов, с приходом Георгия Полтавченко, возможно, дело сдвинется с мертвой точки. Но все равно стыдно, братцы. Очень стыдно…

↑ Наверх