Газета выходит с октября 1917 года Saturday 25 мая 2019

Памятник — от слова «память»

С 1984 года 18 апреля отмечается Международный день памятников и исторических мест. Он был учрежден Центром культурного наследия ЮНЕСКО в 1983 году по предложению Ассамблеи Международного совета по вопросам охраны памятников и достопримечательных мест (ICOMOS) при ЮНЕСКО.

Сергей Иваненков, профессор Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы, доктор философских наук.

Видимо, не случайно этот праздник появился именно в 80-е годы — как раз в начале расцвета международного туризма. Но и до его принятия многие страны уже проделали огромную работу по сохранению и приумножению памятников истории и культуры. Ибо так устроено общество, что существовать без памяти о прошлом оно не может. К тому же в наше время исторические памятники во многих странах превратились в объект весьма солидного бизнеса, в который предварительно пришлось основательно вложиться, чтобы поставить на поток воспроизводство памяти о культуре своего народа как всемирном достоянии.

Вместе с тем та же Греция не всегда знала, охраняла и осознавала значение своего исторического наследия. Еще в конце XIX века она просто брала деньги с иностранных археологов за возможность производить раскопки на предполагаемых местах древних поселений или культурных центров. Так, легендарный археолог Артур Эванс лишь в конце XIX века раскопал знаменитый Кносский дворец. А не менее знаменитый Генрих Шлиман, который до этого раскопал на территории Турции легендарную Трою, не захотел платить запрошенную греками сумму, и все лавры достались сэру Эвансу.

В России в это время ситуация была ничуть не лучше. Яркий пример тому — «явление» икон Андрея Рублева, описанное философом Е. Трубецким. «Судьба прекраснейших произведений древнерусской иконописи, — писал он, — до недавнего времени выражалась в одной из двух крайностей. Икона или превращалась в черную, как уголь, доску, или заковывалась в золотую ризу, в обоих случаях результат получался один и тот же — икона становилась недоступной зрению». Таким образом, только случай сделал их достоянием нашей культуры. А открытый при реставрации шедевр Рублева, с которого пришлось снять несколько последовательных слоев записей, чтобы добраться до подлинной древней живописи, опять заковали в старую золотую ризу. Открытыми остались только лик и руки. «Обе крайности в отношении к иконе, пренебрежение с одной стороны, неосмысленное почитание с другой, свидетельствуют об одном и том же: мы перестали  понимать икону и по тому самому мы ее утратили. Это не простое непонимание искусства, в этом забвении великих откровений прошлого сказалось глубокое духовное падение», — заключает автор.

Снести сегодня старинные здания — это по сути то же самое, что замалевать или закрыть Рублева.

Сегодня мы, с одной стороны, тоже втягиваемся в этот международный бизнес, с другой стороны, по-прежнему нет осознания нового нашего духовного падения. Ибо нет четкого понимания собственной истории и ее значения для мировой культуры, все еще недостаточно квалифицированно принимаются решения о судьбе конкретных памятников культуры и истории. То там, то здесь в разных концах страны вспыхивают «бои местного значения» за сохранность объектов культурного наследия. Естественно, что больше всего таких баталий происходит в Санкт-Петербурге, поскольку, как известно, более 10% всех российских памятников федерального значения находится здесь. Около 8 тысяч только памятников архитектуры находится под охраной государства в Санкт-Петербурге! 

В 2005 году была принята петербургская стратегия сохранения культурного наследия. Однако в последнее время снос памятных зданий в историческом центре города приобрел чудовищные масштабы: были уничтожены казармы одного из старейших в России Преображенского полка и саперного батальона (на улице Кирочной), 5 домов на Невском проспекте, корпус XVIII века и интерьеры дома Чичерина, несколько домов на улице Восстания и Литейном проспекте, дом на Вознесенском проспекте, ряд зданий на Петроградской стороне и др. Некоторые из снесенных домов имели официальный статус памятников архитектуры. Однако в 2008 году вступили в силу изменения в законодательстве, которые сняли запрет на приватизацию памятников федерального значения, действовавший в России с 2002 года, и в список для приватизации попало около 650 строений города, находящихся прежде в федеральном списке государственной охраны.

Если не понять причин происходящего, то не решить проблему. Ведь снести сегодня старинные здания — это по сути то же самое, что замалевать или закрыть Рублева, это явления однопорядковые. А проявившиеся в этих актах исторического вандализма различия в оценке памятников означают, что в сегодняшнем историческом сознании народа, общества, отдельных людей у нас нет четких критериев определения значимости явлений собственной истории. Цивилизованное отношение к своей истории есть продукт значительно развитого общества. Обществу еще надо дозреть, дорасти до своей истории, до критического отношения к своему прошлому и настоящему. 

Кто же является субъектом, носителем и хранителем исторической памяти, только ли профессиональное сообщество? Возьмем для примера недавнюю реконструкцию Летнего сада. Восстановили его голландцы якобы в первоначальном виде, соответствующем замыслу Петра I. Однако реально такого сада никогда не существовало, там сейчас собрано воедино несколько культурных пластов. В результате город получил еще одно туристическое место, и туристы, на раз приезжающие в город, очень довольны, а вот горожане, еще до реконструкции высказывавшие свой протест, теперь редкие гости в этом музее под открытым небом. Налицо явный конфликт интересов. Нам бы поучиться исторической мудрости у швейцарцев: например, недалеко от Рейнского водопада находятся два замка, IX и XII века, но оба сейчас — рестораны, и рядом — еще один, современный ресторан. Довольны все.

Сходить в музей и жить в  музее — это две разные истории. Научиться соблюдать меру в этом живом процессе — для Санкт-Петербурга самая большая проблема. И отдать ее решение на откуп бюрократам или даже профессионалам — историкам, архитекторам, археологам и иже с ними, без учета мнения жителей города, — безусловно, роковая ошибка.

↑ Наверх