Газета выходит с октября 1917 года Saturday 25 мая 2019

Платье для примадонны

85 костюмов и 131 эскиз — выставка «Стиль на сцене. Искусство элегантности», открывшаяся в Шереметевском дворце в рамках фестиваля «Дягилев. P. S.», грандиозна

Прасковья Жемчугова, былая хозяйка Шереметевского дворца на Фонтанке, кажется, утратила свойственную ее образу печаль и со старинного портрета с чисто женским любопытством взирает на роскошные платья, созданные знаменитыми итальянскими модельерами для оперных примадонн и балетных див.

Она ведь тоже была актрисой!

— Самым сложным для нас было вписать костюмы, созданные для сцены модельерами второй половины XX века, в интерьеры этого старинного дворца XVIII столетия, — рассказал журналистам куратор выставки Массимо Капелло.

История этого проекта началась в Риме, куда приехала по делам директор Музея театрального и музыкального искусства Наталья Метелица.

— Это было в 2010 году, — вспоминает Наталья Ивановна. — Мы посетили эту выставку и влюбились в нее! Потом познакомились с Массимо и убедили его привезти выставку к нам в Петербург.

Массимо — блестящий куратор, просто блестящий!

Он создал выставку грандиозную, монументальную, очень пафосную, очень гламурную… Смысл этого слова — «гламур», которое так часто употребляется глянцевыми журналами, — в России понимается чаще всего неправильно. Гламур — это то, что вы видите здесь.

Для подготовки российской версии выставки потребовался год упорной работы.

— Половину экспонатов, которые выставлены сейчас во дворце, не видели ни Рим, ни Милан, ни Лос-Анджелес, — заметил Массимо. — Мы изменили наш проект специально для России: провели изыскания в архивах Модных домов и театров, привлекли к сотрудничеству частных коллекционеров и нашли много дополнительных материалов. 

Хронология выставки — 1964 — 2012 годы. Здесь есть работы Джанни Версаче, Роберто Капуччи, Карла Лагерфельда, Валентино Гаравани, Альберты Феррети, Джорджо Армани, семьи Миссони, Маурицио Галанте. Перед нами — мир моды, оперы и балета второй половины минувшего столетия во всем своем блеске.

Стоит отдать должное дизайнеру выставки Массимо Маркомини, сумевшему сделать так, чтобы эти великолепные платья вписались в старинные интерьеры.

Когда идешь по анфиладе парадных залов, вспоминаешь знаменитые слова Альберта Эйнштейна — о том, что время не линейно, как мы часто думаем. Нет, прошлое, настоящее и будущее существуют параллельно и порой весьма причудливо переплетаются. 

Такое пересечение эпох произошло и здесь, когда в стенах старинного дворца поселились эти великолепные платья.

Синьор Маркомини создал целую световую симфонию: одни залы залиты электрическим светом, в других включено лишь несколько галогенных светильников под самым потолком, а в окна проникает дневной свет. Есть и такие, например зал Джанни Версаче, где окна плотно закрыты черными занавесами, а люстры задрапированы черной тканью. Искусно созданная подсветка, которая словно обрамляет костюмы, напоминает огни рампы. 

Еще одна деталь: в Шереметевском дворце очень много зеркал — старинных, чуть затуманенных. Массимо Маркомини виртуозно обыграл тему зеркал. Множество подиумов, на которых стоят облаченные в театральные костюмы манекены, тоже зеркальные. Только, конечно, эти зеркала совсем новенькие, блестящие. Своеобразными зеркалами выглядят и плазменные экраны, на которых в режиме нон-стоп крутят оперы и балеты. Вот платье какой-нибудь оперной примадонны, надетое на манекен, а на экране она сама в этом платье. Кристиан Диор, один из  великих кутюрье минувшего столетия, говорил, что платье оживает только на женщине, когда ею восхищаются. Сравнивая костюмы на манекенах и на актрисах, убеждаешься в правоте гениального французского кутюрье. Зато манекены не вертятся, не заламывают руки, не носятся туда-сюда, позволяя рассмотреть роскошные творения модельеров во всех мельчайших подробностях.

Белое платье «Комета», созданное Маурицио Галанте для американского сопрано Джун Андерсен… Мантилья из шелкового бархата персикового цвета с подкладкой из мерлушки цвета слоновой кости, придуманная Карлом Лагерфельдом для оперной примадонны Райны Кабайванской, блиставшей в этом костюме в «Травиате»…

Концертное платье для Миреллы Френи работы Ренато Баллестры — синее, с украшением в виде сердца со стразами Сваровски, с широкой драпирующейся юбкой из переливчатого дюшеса... 

Красная пачка из органзы, отороченная перьями страуса, выполненная Валентино для Элеоноры Аббаньято…

К великому сожалению, размер газетной полосы не позволяет рассказать о каждой модели. Они все великолепны, выбор сделать очень трудно.

Процитирую куратора выставки Массимо Капелло: «О произведениях искусства можно рассказывать, но лучше их все-таки видеть самому!».

↑ Наверх