Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 7 июля 2020

По Петроградской стороне проехала конка

Ровно 150 лет назад — в августе 1863 года, в Петербурге и России появился первый общественный транспорт

Ника и Буян — опытные экскурсионные лошади — дважды доставили от зоопарка до станции метро «Горьковская» и обратно сине-голубой вагон. В финале мероприятия все желающие смогли сами попробовать... сдвинуть пятитонный состав с места.

Вымытые, расчесанные, с вплетенными в хвосты красными лентами, лошади переминались с ноги на ногу, стригли ушами и косили умными глазами на людей. Гремел оркестр, ведущий кричал в микрофон, сигналили автомобилисты. Когда поднималась совсем невообразимая сутолока, 7-летняя Ника и 20-летний Буян утыкались друг в друга мордами.

Иногда с козлов спрыгивала кучер Лена Семенова, кормила животных морковкой и шептала им подбадривающие слова. Для создания ретроантуража на торжество пригласили компанию мимов. А также сударей и сударынь в костюмах XIX века: во время показательных заездов они находились внутри экипажа и удивленно взирали из-за окон и пенсне на XXI век.

— Молодцы лошади, — ласково трепала за загривки своих подопечных Лена Семенова. — Держатся спокойно и с достоинством. Волнуются, но вида особо не подают. Хотя впервые находятся в центре такого внимания. Как будто всегда участвовали в праздниках и возили вагоны.

До сих пор пара Ника — Буян катала по улицам легкие кареты. Месяц назад для пробы их запрягли в конку в бывшем трамвайном парке №8. Лошади тогда успешно справились с задачей: сдвинули с места трамвай и потом полчаса бегали с ним по территории. Во время торжества тоже все прошло благополучно. Правда, при одном из стартов Буян не сразу взял с разбега нелегкий вес — забил копытами на одном месте. Что делать — возраст. Но потом поднатужился и рванул вперед. Зато Ника чувствовала себя в упряжке абсолютно естественно — и неудивительно, в роду у нее были тяжеловозы.

Заезд проходил по трамвайной линии Кронверкского проспекта. По прибытии на конечную остановку лошадей распрягали, переводили на другую сторону вагона и ставили под уздцы вновь. Скорость конки равнялась прогулочному человеческому шагу — 4 километра в час. Желающих покататься организаторы в вагон не пускали, чтобы не допустить давки. Впрочем, никто внутрь и не рвался — прохожие просто шли бок о бок с цокающими лошадями, сначала в одну сторону, а потом обратно…

После катаний, которые длились час, лошадей отвели в сторону. А всем желающим предложили сдвинуть вагон с места. Тут же нашлась пара мужчин, которые, схватив трамвай за сцепку, поднапряглись и по очереди сдвинули железную махину с места! «Трудно?» – спрашивали окружившие силачей тележурналисты.

«Здоровый образ жизни нужно поддерживать, лично я «качаюсь», — раскрыл секрет один из чемпионов.

В суете никто не заметил, как какой-то мальчишка лет семи-восьми тоже схватил сцепку руками, уперся ногами в землю и потянул вагон на себя. Железо скрипнуло — вагончик тронулся.

Кстати:

Любопытно, что помимо одноэтажной конки, которую увидели на выходных петербуржцы, существовали и двухэтажные, с так называемым империалом. Чаще всего и те и другие вагоны возила по рельсам всего одна лошадь. И только при подъеме на высокие мосты в такой экипаж впрягали дополнительных лошадей, которые стояли при въезде на мосты на специальных резервных стоянках.

Стоимость на разных этажах конки была различной. Проезд на империале стоил дешевле — 3 копейки, так как люди ехали под открытым небом и не могли укрываться от дождя и снега (считалось, что места на втором этаже — для пассажиров 2-го класса). А вот за 1-й класс внутри салона платили уже 5 копеек.

↑ Наверх