Газета выходит с октября 1917 года Saturday 24 февраля 2024

По ulits’е да в spa-моё

Почему у нас так любят писать вывески не по-русски

 

Вывески на смеси «французского с нижегородским» уже два века — мишень для критических стрел в Северной столице. Для истолкования этих надписей наши знания иностранных языков зачастую бесполезны. Целый куст загадочных табличек на латинице «Вечерний Петербург» обнаружил вблизи Таврического сада.

Три года шагаем по ulits’ам

Кому была нужна случившаяся в 2010 году замена адресных табличек на домах Петербурга — этот вопрос мы оставим за рамками нашей прогулки по окрестностям Таврического сада. Ну, решили в тот год власти города заменить разом 2276 адресных знаков, потратив на их изготовление и монтаж более 100 миллионов рублей, — значит, имелись весомые мотивы, чтобы выделить госзаказ той московской фирме, что сменила нам удобные таблички с крупным шрифтом на плохо читаемые, с дубляжом слова «улица» «ulits’eй». Смешная трата миллионов — в том смысле, что горожане над ней посмеялись, а интуристы ее все равно не поняли. И кириллица для них — все равно что для нас вязь, и латиница, которой начертаны непонятные слова, — тоже абракадабра.

Два века насмешек

Впрочем, первые колкости в адрес тяготеющих к абракадабре вывесок Северной столицы можно найти еще в местной прессе первой трети XIX века. Поляк Фаддей Булгарин, воевавший в составе наполеоновской армии против русских, поселился после всех грозовых лет в Петербурге и ужаснулся: «Глаза мои разбегаются по множеству разноцветных вывесок, коими испещрены стены всех домов, и мои сведения в иностранных языках совершенно мне бесполезны для истолкования надписей, начертанных рукою промышленности, которая, для вступления в храм счастия, не имеет надобности в грамматике», — оставил он свои впечатления в очерке «Прогулка по тротуару Невского».

А не лучше было бы назвать просто «фруктовая лавка»?

Как мы помним со школьных лет, Булгарин был реакционером, сильно не любимым солнцем русской поэзии Пушкиным. Однако по части мнений о вывесках Петербурга — тут европеец Булгарин был не столь уж плох.

Окрестности Таврического

Вернемся к 2010 году. Первая табличка с загадочной «ulits’eй» появилась в Петербурге в окрестностях Таврического сада, а именно на Кирочной улице — ее обозначили словом «Kirochnaya». Пошли мы гулять по ней и далее, уже в наши дни — глаза разбежались, как у Фаддея Булгарина. Марьяж, дайнинг, биостетик — наши познания иностранных языков оказались тоже бесполезны!

Пицца она и у нас пицца, но зачем косить под итальянцев?

Теоретически вывески на иностранных языках должны дублироваться русскими переводами. Иначе простой человек, неполиглот, конечно, догадается, что такое «марьяж» напротив загса на Фурштатской: наверняка нечто матримониальное. Но насчет «дайнинга» как места раздачи обедов — ни за что не сообразит.

Идем прочь, к Потемкинской, — упираемся в нечто «Mojo» под красными звездами. Неужто привет из СССР, что-то «моё» и «наше» из дальнего детства? Подойдя поближе, осознаем, что ошиблись в предположениях. К детству это заведение отношения не имеет — здесь «спа-массаж клаб» с вакансиями для девушек из другого города. Ну, для тех самых, которым «с удовольствием оплатят все расходы на дорогу», а далее запрягут в индивидуальный график реанимационной работы над телами мужчин.

Делаем вывод о трудностях перевода: действительно, не все, чем испещрены стены домов, заслуживает огласки знакомыми русскими словами. Ведь тут, напротив Потемкинской, — сад для прогулок детишек. А им такой коммунизм под красным фонарем нужен?

А как по закону? Хоть клинописью, но рядом с кириллицей

По российскому законодательству о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан довести до сведения потребителя фирменное наименование своей организации, место ее нахождения (адрес) и режим ее работы. Вся эта информация должна быть размещена на вывеске.

То, каким должно быть фирменное наименование, регулируется Гражданским кодексом. Кодекс гласит: юридическое лицо должно иметь полное и вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке. И — юридическое лицо вправе иметь также полное либо сокращенное фирменное наименование на языках народов Российской Федерации, а также на иностранных языках. Вывод: вывеска магазина/организации/ресторана/кинотеатра может быть хоть на английском, хоть на татарском, хоть на суахили — в соответствии с тем иноязычным фирменным наименованием, что дало ему юрлицо одновременно с русским названием. А также вывеска может быть написана хоть латиницей, хоть клинописью, хоть иероглифами — рядышком с кириллицей.

Вчерашний питерский гость знаменитый писатель и артист Стивен Фрай сильно удивился, прочитав эту вывеску. Было бы правильнее «KILLIFISH» — это гетерандрия, она же фундулус, рыбка семейства карпозубообразных, английское название которой происходит от голландского «KILDE», что значит «ручеек» или «лужа» и к убийству отношения никакого не имеет. А так — киллфиш — «убей рыбу», что ли?

А как у них? «Англичане приветствуют надписи на всех языках мира»

Рассказывает наша соотечественница Лариса Гродская, журналист и переводчик, работающая сейчас в Лондоне:
— У англичан толерантность возведена в национальную идею. Сам их характер — бесконечная терпимость, сдержанность. Главное, чтобы всем было удобно. А Лондон — это Вавилон, смешение всех языков мира. Соответственно, в Чайна-тауне никто не будет переводить тебе меню на английский, разве что из соображений целесообразности некоторые объявления могут быть на английском — например, о способе оплаты. Напишут там, как умеют, и никого не смутят ошибки.

Имеются также надписи и вывески на русском языке. В центре города, недалеко от Гайд-парка, открыт магазин «Калинка»: его название написано кириллицей. Недалеко от него есть вывеска на русском «Денежные переводы». Вывески на русском, конечно, и на других русских магазинах. Они кучкуются вместе с литовскими и молдавскими, где тоже надписи на русском. Вероятно, уже не надо упоминать, что столицу Великобритании в последнее время стали называть и Лондонградом, и Москвой-на-Темзе. Полагают, что число выходцев из бывшего СССР достигает здесь полумиллиона. Как вы понимаете, никого не удивишь здесь незнанием английского и тем, что для удобства людей названия, указатели, вывески составляются на разных языках мира.

А сами англичане, побывавшие в России, кстати, очень положительно отзываются о том, что в Москве и Петербурге есть указатели и вывески на английском. Радует их и то, что даже на улице можно объясняться с местными жителями по-английски. Ведь многие люди учили его в качестве иностранного в средней школе — английский в российских школах распространен гораздо в большей степени, чем французский, немецкий или испанский.

 

↑ Наверх