Газета выходит с октября 1917 года Friday 18 октября 2019

Почему Варваре Шантин поставили памятник, или Хорошие люди живут в Хамине

Мы привыкли к тому, что исторически значимых мест на душу населения в Петербурге гораздо выше среднего. Но есть места, где каждый камень рассказывает о российской истории, а находятся они за пределами России. Одно их таких мест — Хамина, маленький городок с населением 24 тысячи человек на юге Финляндии

Я приехала сюда, чтобы встретиться с членами Исторического общества «Хорошие жители Хамины». Встреча была назначена в кафе Ратуши. Кстати, выпить традиционную чашку кофе здесь может не только член городского муниципалитета, но и любой прохожий. Место символическое: Ратуша — построенное более 200 лет назад главное здание города, от которого расходятся восемь улиц уникального кругообразного города-крепости. В двух шагах отсюда в 1809 году был заключен Фридрихсгамский договор, вследствие которого часть Финляндии отошла России.

Родовой особняк семьи Аладиных был построен в 1889 году по проекту архитектора Вальдемара Аспелина. Сегодня в нем находится офис строительной компании и популярное кафе.

А встречают меня две прекрасные дамы в платьях в стиле ампир и гренадер Выборгского полка в зеленом мундире и кивере. Проходящая мимо публика, завидев гостей из прошлого, улыбается и достает фотоаппараты и телефоны.

Все началось с гидов

Люди в костюмах исторических персонажей сегодня стали визитной карточкой Хамины. И все благодаря Историческому обществу «Хорошие жители Хамины». Оно было организовано в 2002 году экскурсоводами, которые решили, что ролевые экскурсии привлекут новых туристов.

Инкери Рахикка в этом году возглавляет общество (должность председателя — выборная). Она рассказывает, что примкнула к обществу, когда увидела объявление в газете. Желающим предлагалось выбрать роль из списка. Причем персонажей не просто придумывали, а искали информацию о конкретных жителях в архивах города, церковных книгах и даже по надписям на плитах на кладбищах, а потом создавали их роли, шили костюмы, подбирали аксессуары.

Гид Татьяна Баранова вспоминает, как ездили в петербургские музеи и изучали наряды, стиль того времени. Были тщательно исследованы домашние загашники, изучались архивные модные журналы тех времен, а также зарубежные магазины. Например, изящные перчатки на руках Татьяны остались от мамы, ткань, из которой сшит последний костюм времен ампира по выкройкам того времени, — из бабушкиного сундука, ажурный зонтик и веер привезены из Франции.

Третий участник нашей встречи — Пентти Калеви Корте, в обычной жизни владелец фирмы и супруг Татьяны Барановой, по совместительству член Оружейного клуба «Asekerho-93» и гренадер Выборгского полка, который стоял в Хамине во время подписания Фридрихсгамского договора. И мундир, и кивер с эпишкетами сшиты по образцам из петербургского Артиллерийского музея, а мушкет — самый настоящий.

Настоящий мушкет начала XVIII века.

Мужчин, как водится, в обществе меньше, чем дам, поэтому женские роли превалируют. Среди них — жены преподавателей Императорской кадетской школы, аптекарши, воспитатели пансиона, купчихи, служанки, гувернантки. Знаменитости представлены господином Синебрюховым. Он бывал в Хамине проездом, а жил в Руотсинсалми, нынешней Котке. Среди 48 членов общества есть и молодежь, и люди старшего поколения. Например, 86-летняя Майлла Экхолм играет две роли и приезжает на спектакли на велосипеде.

Название общества возникло спонтанно, но прижилось и оказалось удачным. За 10 с лишним лет «Хорошие жители Хамины» участвовали не только в сотнях экскурсий, спектаклей и представлений, но и в более значимых мероприятиях. Среди них — встреча короля Швеции Карла XVI Густава, королевы Сильвии и принцессы Виктории в 2003 году, шведского принца Карла Филиппа в 2008-м в Хельсинки, театрализованный прием-ужин в честь 200-летия подписания Фридрихсгамского договора в Ратуше и многие другие.

Общество получает небольшую поддержку от мэрии Хамины, но благодаря кризису каждый год она становится меньше. Несмотря на это, «Хорошие жители Хамины» делают костюмы на свои деньги и продолжают играть в исторические игры. А вся остальная Хамина относится к ним весьма позитивно. Инкери рассказывает, что в хорошую погоду она может с удовольствием пройтись по городу в костюме хозяйки швейной мастерской. У прохожих это вызывает улыбки и вопросы, на которые она с удовольствием отвечает.

Единственный стресс, который может возникнуть у члена общества, это когда кто-то заболевает перед спектаклем и нужно срочно искать замену. Все — как в театре…

Татьяна Баранова в роли жены купца 2-й гильдии Овчинникова, которая в свое время тоже жила в Хамине.

Здесь русский дух

Татьяна Баранова — лицо с обложки путеводителя Хамины, одна из лучших гидов. Об истории она рассказывает так, как будто сама присутствовала при событиях 200-летней давности. И все изложенные ею факты подтверждены историческими источниками.

Например, история о том, как Екатерина II в 1783 году вела в Хамине переговоры с кузеном, шведским королем Густавом III. Во время приватной беседы в маленькой комнате в секретном месте находился адъютант императрицы, который подробно записал, о чем говорили европейские монархи. И дом, и комната сохранились, сегодня там находится городской музей Хамины.

— Татьяна, какая из исторических ролей вам ближе других?
— Наверное, роль жены купца 1-й гильдии Аладина. С нее начиналась моя карьера гида: на курсах я писала диплом на тему «Два поколения Аладиных». Константин Аладин приехал в Хамину 14-летним помощником купца в лавке, без гроша за душой, а в итоге вырос до торгового советника, стал меценатом православной церкви и школы. У него были лавки, лесопилки, пивоварни, усадьбы и много домов. Существовала даже такая шутка: если назначить свидание у дома купца Аладина, то можно и заблудиться.

Варвара Шантин продает булочки ученикам Императорской кадетской школы. Эта картина сейчас украшает один из парадных залов гарнизонного клуба Хамины, бывшего дома-квартиры начальника Императорской кадетской школы.

— Какой была Хамина во время подписания Фридрихсгамского договора?
— Хамина в конце XVIII — начале XIX века была интернациональным городом, в котором жили немцы, шведы, русские и, конечно, финны. Помимо русских казарм из красного кирпича здесь было много деревянных домов, лавок, пристань в Тервасаари, где останавливались суда, которые шли с товаром из Петербурга в Гельсингфорс. Помимо Аладина успешно вели бизнес и другие купцы из России. Здесь стоял лейб-гвардии Выборгский полк. Но несмотря на то что жизнь кипела, городок был маленьким, в 1809 году здесь было всего 1488 жителей. И вот именно сюда прибывают две большие делегации — шведская и русская. Наша делегация во главе с графом Николаем Петровичем Румянцевым поселилась в доме коменданта крепости, на месте которого сейчас находится церковь Святого Иоанна. А шведская разместилась наискосок, в 200 метрах, в доме купца Трюкина. Этот дом не сохранился — во время Второй мировой войны в него попала бомба, остались только камни. И вот тут начинается интрига. Глава шведской делегации Курт Богислаус Людвиг Кристофер фон Стединг неожиданно заболевает.

— Возможно, не хотел ставить свою подпись, чтобы не нести ответственность?
— Многие архивные источники указывают как раз на это. Ведь Хамина и была выбрана для подписания договора как место, близкое к Петербургу, где вряд ли какие внешние факторы могли повлиять на заключение договора. Напуганный тем, что дело может оказаться под угрозой, граф Николай Румянцев посылает гонца с депешей к Александру I. Император в срочном порядке командирует в Хамину своего личного врача англичанина Гелловея. Источники не указывают, вылечил лекарь главу шведской делегации или это была фиктивная болезнь. Но все-таки договор был подписан, хотя для этого российской делегации пришлось явиться в шведские апартаменты.

Все пять недель, пока шла подготовка к подписанию, Хамина бурлила. Граф Румянцев проводил приемы в своей резиденции, в Ратуше один за другим шли балы. Местная знать выводила дочерей в свет. Член шведской делегации Андерс Фредрик Шёльдебранд в воспоминаниях из Стокгольмского архива, переведенных на финский язык, указывает, что граф Румянцев был настолько талантлив и артистичен, что все это время постоянно сыпал рассказами и анекдотами и ни разу не повторился.

Актив Исторического общества «Хорошие жители Хамины». Фото из архива Яаны Пелтола (Jaana Peltola).

О бедной Варваре замолвите слово…

— Многие туристы, побывавшие в Хамине, рассказывают о булочнице Варваре, и некоторые даже приписывают ей отношения с Маннергеймом…
— Никаким образом Варвара Шантин и ее сын Микко не связаны с Густавом Маннергеймом. Это утка, придуманная недобросовестными гидами некоторых русских туристических фирм. Я, как историк, заявляю, что ни в одном источнике нет даже намека на их отношения и на то, что она вышла замуж за графа. «Поместья» Варвары не существует, а есть скромный домик №13 на улице Пиккуюмпюря.

— Кем же была Варвара?
— Варвара Шантин — реальная личность, которая работала портнихой в доме русского офицера. А кроме того, она пекла самые простые булочки из дешевой муки и продавала их курсантам офицерских курсов, следуя за ними даже на маневры. Она была для них второй мамой, с которой они делились радостями и печалями. Варвара умерла в 1941 году. В благодарность офицеры собрали средства и заказали памятник, который создал в 1972 году скульптор Вейкко Хауккаваара.

— Что можно сделать, чтобы остановить распространение исторической информации, не соответствующей истине, в данном случае — о Варваре?
— Все финские гиды обязаны проходить аттестацию и каждые 5 лет подтверждать ее. У гидов из России, которые ведут экскурсии по Финляндии, ее просто нет. Сейчас гильдия экскурсоводов ставит вопрос о том, что и российские гиды должны иметь официальный сертификат на проведение экскурсий по Финляндии. Такая практика уже существует по всей Европе. Думаю, будет правильно хотя бы пригласить русских гидов на ознакомительные лекции о нашем городе. Мы готовы делиться информацией, лишь бы не было глупых выдумок. «Если потереть Варварину руку, можно стать хорошим кулинаром, а подержаться за ее железный кошелек — стать богатым» — еще самые безобидные!

↑ Наверх