Газета выходит с октября 1917 года Thursday 19 октября 2017

Под Павловском восстанавливают графские развалины

Дача Юлии Самойловой в поселке Динамо станет первой в ряду подобных памятников, реставрируемых частным лицом. Восстановление усадебного пруда ведется за счет бюджета Петербурга

Экскурсия для «Вечёрки»

Посмотреть на работы, развернувшиеся в былой Графской Славянке, ныне поселке Динамо Пушкинского района Петербурга, «Вечерний Петербург» пригласил местный краевед Александр Комиссаров.

Александр Комиссаров показывает, как выглядит «консервация» памятника деревянного зодчества — «Жилой дом для мальчиков с холостым надзирателем».

«Приезжайте, устрою для вас экскурсию, — прислал письмо Александр Васильевич. — Идет интенсивное возрождение дачи графини Самойловой. С июня приступили к очистке уникального радонового усадебного пруда площадью 1 га. Данный объект является памятником культуры федерального значения, построенным двумя знаменитыми братьями: архитектором Александром Павловичем Брюлловым и выдающимся и всемирно известным художником Карлом Павловичем Брюлловым. Во время Великой Отечественной войны в здании усадьбы располагался штаб голубой дивизии испанцев, который был обстрелян корабельной артиллерией 18 июля 1943 года в 18.30 с участием нашего корректировщика и предварительной разведки Красной армии. Очередное захолустье Санкт-Петербурга, возможно, приобретет респектабельный уникальный вид с прекрасным ландшафтом».

Жилой дом усадьбы, возможно, приспособят под гостиницу.

На семи ветрах

На усадьбу графини Самойловой, возведенную еще в пушкинские времена и поэтом посещавшуюся, с 1830-х годов ее основания поочередно обрушивались многие исторические пертурбации последних двух веков. Образ самой владелицы усадьбы петербуржцам представлять не надо, он известен им по выставленной в Русском музее картине Карла Брюллова «Портрет графини Юлии Павловны Самойловой, удаляющейся с бала с приемной дочерью Амацилией Паччини».

Яркая личность, временами авантюрного плана, в начале 1840-х годов графиня покинула Россию, а усадьба зажила жизнью казенного заведения. Жилой дом усадьбы — на деле дворец — использовался для дислокации войск Царскосельского гарнизона при маневрах. В 1870-е в усадьбе разместили императорскую школу садоводства и огородничества— прототип опытных станций советских времен.

Расположенная на 76-метровой высоте Покровской горы, усадьба имела стратегическое значение в годы Гражданской войны, здесь разворачивались бои Северо-Западной армии Юденича и красноармейцев под началом Льва Троцкого. Об этом и напомнил Александр Комиссаров.

Александр Васильевич по специальности — военный психолог, по призванию — преданный местный житель. Инициативами таких людей сохраняется память места, особенно в пригородах Северной столицы. В тени величественных императорских дворцов и парков о более мелких объектах пекутся патриоты-энтузиасты. Александр Комиссаров, как он рассказал о себе, 15 лет был местным депутатом. Более 30 лет он продвигает идею восстановления усадьбы, оказавшейся «на семи ветрах».

После революции в усадьбе устроили приют для беспризорников. После войны руины приспособили под исправительно-трудовую колонию. После 1954 года графские развалины поочередно заселялись различными промышленными предприятиями. От фабрики спортивного инвентаря «Динамо» всей местности досталось окончательное переименование: была Графской Славянкой при Самойловой, затем Царской, потом Красной, и вот уже просто поселок Динамо. До Динамо идет автобус от вокзала в Павловске: по Павловскому шоссе ехать 6 километров, не более 10 минут.

Былой приют трудолюбия

Остановка рейсового автобуса №338 — у дома №9 по Павловскому шоссе. Этот деревянный резной особнячок с грубо заколоченными окнами и следами пожарища — то немногое, что дошло до наших дней от созданного в Царской Славянке в 1896 году императорского педагогического центра: Ольгинского детского приюта трудолюбия. В 2013 году остатки ценного деревянного зодчества внесли в реестр памятников регионального значения под названием «Санкт-Петербургский Ольгинский детский приют трудолюбия». Дом №9 входит в реестр как «Жилой дом для мальчиков с холостым надзирателем».

В послевоенные годы особнячок был жилым домом для семьи начальника исправительно-трудовой колонии, рассказывает Комиссаров. Дом давно заброшен, а вся охрана со стороны государства сводится к доскам, набитым крест-накрест над ржавыми щитами, величины которых не хватило даже на всю высоту оконных проемов.

Справа, на Клубной площади, стоит продуктовый магазин — он на фундаменте былой деревянной церкви Ольгинского приюта. Слева, по Павловскому шоссе — коробки трех-этажных домов на два подъезда — они также на месте исчезнувших деревянных построек конца XIX века.

Находки благоустроителей

Через шоссе, за двухвековыми дубами открывается вид на пруд усадьбы. Этим летом комитетом по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Смольного здесь развернуты работы по его экологическому восстановлению. Из бюджета Петербурга на работы, которые должны завершиться в ноябре 2015 года, выделено 10 500 000 рублей. Объявление при стройке сообщает о вырубке 5 деревьев, корчевке 10 пней, обрезке и кронировании 16 деревьев, сносе 292 кв. м кустарников. Берега расчищаются, стоит лодка-косилка, идет откачка ила и грязи со дна пруда. В этом водоеме, который не чистили десятилетиями, находят патроны, оказавшиеся в нем еще в годы войны. Александр Комиссаров рассказывает о местном предании: будто на дне лежит и некое артиллерийское орудие, пушка...

Юлдаш Довлетов гордится тем, что и его трудами усадьба сможет приобрести первоначальный вид.

Рабочий — машинист строительной техники Юлдаш Довлетов предъявляет нам очередную находку: разбитую чугунную вазу — вероятно, из садово-паркового убранства усадьбы. Машинист с интересом расспрашивает, что было здесь прежде — краевед передает ему гравюру с видом дачи Самойловой. Насовсем, что радует Юлдаша, и тот с удовольствием позирует с гравюрой для читателей «Вечёрки», выражая надежду на восстановление былой красоты.

Чугунную вазу обнаружили рабочие при расчистке усадебного пруда, который должны восстановить до зимы.

Частный собственник

Жилой дом усадьбы сейчас действительно энергично восстанавливается. В 2012 году руины, расположенные на территории Пушкинского района Петербурга, были проданы на торгах Фонда имущества Санкт-Петербурга частному лицу. За 4 миллиона рублей, с обязательством в 42 месяца проделать согласованные с КГИОП работы по реконструкции объекта. Сообщалось, что усадьбу могут превратить в гостиницу.

Под Петербургом пока есть лишь один пример подобного частного восстановления дворянской усадьбы. В 2008 году перешли в частные руки охраняемые государством «графские развалины» в 75 км от города, уже на территории Ленинградской области, в Тосненском районе. Одна предпринимательница из Северной столицы приобрела в тех местах дворцово-парковый ансамбль Марьино, до революции принадлежавший Строгановым-Голицыным.

К 2011 году Марьино стало первым объектом исторического наследия в Ленинградской области, возрожденным не государством, а частным лицом. У экспертов и историков были замечания по части тех эстетических пристрастий, с которыми новая хозяйка обустроила парк, но в целом восстановление усадьбы было оценено положительно. Сейчас усадьба используется как гостиница и место приемов и праздничных меро-приятий.

Планы владельца усадьбы Самойловой  пока не оглашаются. В офисе этого частного лица, расположенном в Апраксином дворе, от «ВП» вопрос выслушали и пообещали передать его хозяину, когда появится такая возможность.

Памятник федерального значения

В ансамбль памятника федерального значения «Дача Самойловой Ю. П., г. Павловск, Павловское шоссе; Парковая ул., 1» кроме жилого дома и парка с гидросистемой входит также церковь Великомученицы Екатерины на Покровской горе (1748 — 1871 гг. возведения и перестроек).

Церковь более всего пострадала в войну. «В начале августа 1941 года специальной группой НКВД были взорваны колокольня и купол храма, — продолжает свою экскурсию Александр Комиссаров. — Требовалось убрать ориентир и высотную точку корректировки огня для немецкой артиллерии. При оккупации, а здесь стояла испанская голубая дивизия, как мы знаем, в 1943 году в церкви возобновили богослужения для местных жителей. Об этом остались свидетельства: фотографии, кадры фотохроники. Местные жители, сотрудничавшие с оккупантами, как раз и стали впоследствии заключенными ИТК. Всего в колонии было до 500 человек мужчин и женщин».

Колокольня и купол Екатерининской церкви были взорваны в 1941 году, полностью восстановлены в 2011-м.

Шпиль с крестом восстановили к 2007 году, купол — к 2011-му. Их позолота сверкает издали, храм прекрасно просматривается с Павловского шоссе при подъезде к Динамо.

На Покровском кладбище при храме сохраняется надгробие Саталкина Михаила Михайловича, летчика-истребителя самолета, сбитого и погибшего в воздушном бою неподалеку, в районе деревни Гамболово. На склоне Покровской горы некогда были захоронения времен Гражданской войны, но они давно разорены и забыты.

В воскресный день к церкви тянется кавалькада автомобилей с питерскими и областными номерами: место популярно среди семейных путешественников, выезжающих в пригороды Пушкина и Павловска.

Тайны Славянки

И еще одна подробность этих окрестностей, о которой рассказал Александр Комиссаров: их повышенная радиоактивность. До революции пруд усадьбы использовался для вошедших в моду еще в первой четверти XIX века в Германии радоновых ванн. Якобы мраморная купальня была здесь и у графини Самойловой, благодаря чему нам досталось видеть ту яркую энергетику, что буквально бьет через край на ее портрете кисти Карла Брюллова.

Исследованиями геологов во второй половине XX века была подтверждена историче-ская версия о насыщенности радоном усадебного озера, говорит местный краевед, предъявляя копии научных статей. Радиоактивность вызвана нахождением урановых линз на глубине до 300 метров под озером.

Также есть здесь и определенный шлейф, тянущийся со времен оккупации. Испанская дивизия специализировалась на химоружии. Следы отравляющих боевых веществ обнаруживались в послевоенное советское время на поверхности старых песчаных шахт на берегу реки Славянки. Впоследствии эти исследования продолжены не были.

Была церковь Ольгинского приюта трудолюбия — на ее фундаменте встал продуктовый магазин.

«А вы знаете, — продолжает свой рассказ местный краевед, — здесь ведь еще очень интересные подземные сооружения, ходы между жилым домом и церковью, между домом и конюшней, стены которой сохранены. Эти подземные галереи давно забетонированы, мы слышали об их существовании еще детьми. Мы тогда облазили, исследовали каждый уголок усадьбы. А сколько патронов находили! Может, и на дне пруда обнаружится еще нечто из тайн графских развалин?»

Машинист Юлдаш Довлетов, чистивший пруд, взял телефон редакции «ВП» и обещал отзвониться, если найдет нечто — ну не золотой клад, так хотя бы занятный артефакт.

↑ Наверх