Газета выходит с октября 1917 года Friday 22 сентября 2017

Под царем и под конем

В рамках чрезвычайно популярного фестиваля Мариинского театра «Звезды белых ночей», который в этом году предлагает вниманию зрителей более 200 музыкально-театральных событий, впервые будет показан спектакль драматического театра — «Конек-Горбунок» МХТ им.  А. П. Чехова: 10 и 11 июня в Мариинке-2

К музыкальному форуму этот театральный опус имеет все же прямое отношение, потому что создан в жанре мюзикла. От сказки Петра Ершова осталась только сюжетная канва, говорят здесь прозой, а новые многослойные стихи для музыкальных номеров сочинил Алексей Кортнев из группы «Несчастный случай». Многослойные в том смысле, что папы ухмыльнутся одному, мамы улыбнутся другому, подростки будут считать, что сочинение создано в их ритмах, а детвора скабрезностей и фривольностей даже не заметит, при этом музыкальные пассажи Сергея Чекрыжова из того же «Несчастного случая» будут распевать все.

Сцена из спектакля «Конек-Горбунок».


Спектакль далеко не нов — выпущен еще в 2008 году. С тех пор в нем работает уже третий состав исполнителей. Например, в роли Ивана на сцену время от времени выходит петербуржец Павел Чинарев, ставший за это время артистом МХТ, а в роли Кобылицы в очередь с неотразимой Ириной Пеговой в спектакле появляется Светлана Колпакова, прославившаяся благодаря сериалу «Оттепель», где сыграла жену героя Ефремова. 

Идея создания спектакля принадлежит Олегу Табакову — и, надо признать, он не прогадал. И с выбором режиссера тоже. «Конька» поставил Евгений Писарев, который тогда еще не занимал пост худрука Московского театра им. Пушкина, но обладал заслуженной репутацией постановщика, знающего, что нужно народу, но в то же время способного ощутимо приподнять зрелище над уровнем убогих антреприз. В данном случае, например, люди даже с первичным музыкальным образованием обнаружат множество пародий на арии классических опер — прежде всего «Бориса Годунова». Стихи тоже заставят не раз улыбнуться: после премьеры в Москве долго со смехом передавали друг другу фразы «Хочу убить в себе царя» и «Ну, теперь мы заживем, под царем и под конем».

И конечно, сплошным пиршеством для глаз становятся декорации Зиновия Марголина, который не вдохновился «пряничным» стилем, а сочинил множество современных сценических фокусов, среди которых главный — Рыба-Кит с вращающимся глазом и разверзающейся пастью, под которой обнаруживаются морские пучины, густой лес и даже взлетающий самолет.

↑ Наверх