Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 28 октября 2020

«Понятно, что тут история очень личная»

Сотрудники ГМЗ «Царское Село» показали найденный портрет цесаревича Алексея

В конференц-зал Большого Екатерининского дворца, что в Царском Селе, осторожно вносят лист картона. На картоне — ворох очень старых пожелтевших газет и мятый, много раз сложенный живописный портрет юноши в матроске. Изображен цесаревич Алексей — нельзя не узнать небольшой рот, светлую челку и наивные, всегда чему-то удивленные глаза наследника погибшей империи.

Хранить было опасно

Этот неожиданный культурный клад был найден в минувшее воскресенье во время работ по реставрации фасада дома №10 по Садовой улице, буквально напротив дворца. Здание, называемое Кавалерским домом, построено было в 1752 — 1753 годах и является объектом культурного наследия федерального значения. В советское время в нем была коммуналка.

— До революции в этих домах вокруг дворца жили знаменитые люди — Фредерикс, Путятин, лейб-медик Боткин, — рассказала главный хранитель музея «Царское Село» Лариса Бардовская. — Мы пока выясняем, кто именно обитал в этом доме в то время.

Газеты, в которые завернут портрет, датированы 1917-м и самое позднее июнем 1918-го года. Возможно, картину спрятали уже позже, после расстрела царской семьи, когда в Петербург дошли об этом сведения. Открыто хранить портрет члена царской семьи было в то время, конечно, опасно.

— Рабочие обнаружили нишу между стеной и карнизом чердака. Там и был портрет, завернутый в эти газеты и затем в чей-то сюртук, — объяснил Кирилл Шереметьев, исполнительный директор научно-реставрационной фирмы, проводившей работы.

— Мы уже сталкивались с такими находками и раньше. Всегда в таких случаях клад сразу отправляем в полицию или в ближайший музей, — добавил директор.

— Эти молодые мальчики, рабочие, совершенно замечательно поступили. Порыв был правильный, — рассказала Ираида Ботт, заместитель директора музея «Царское Село» по научной части. — После этого позвонил собственник здания и сообщил, что очень рад находке и передает ее нам.

Мы сейчас оформляем документы, через месяц подпишем с собственником акт о передаче картины в музей. А дальше все по инструкции: поставим на учет, отдадим на реставрацию и поместим картину в Александровский дворец. Конечно, она будет участвовать и во временных выставках. Где-нибудь через год пригласим вас на ее открытие.

Газеты тоже будут сохранены, когда-нибудь отреставрированы и выставлены. Нам показывают их заголовки: «Сообщения из ставки…», «Новости с французского фронта…», «Реклама новой книги историка Валишевского…», «Бюро путешествий на Невском, 12…» Они производят не менее сильное впечатление, чем сама картина.

Время собирать экспонаты

Сотрудникам музея в процессе блиц-исследования удалось выяснить уже, что портрет написан по официальной фотографии, сделанной в 1914 году в Сиреневой гостиной Александровского дворца к 10-летию цесаревича.

— С иконографией Алексея Николаевича у нас в музее почти нет портретов, поэтому мы очень рады, — добавила Ираида Куртовна. — Правда, нам не удалось выяснить имя автора — на портрете есть подпись «П-П» и еще что-то, но мы ее не смогли расшифровать. Боюсь, что и нет почти шансов определить художника. Вероятно, портрет написал некий самодеятельный живописец, каких было много в окружении семьи государя. Живопись это не очень профессиональная, художественной ценности большой, честно говоря, не представляет. Но для нас важно не это. Понятно, что история тут скрыта очень личная — вот что нас волнует. И то, что портрет цесаревича нашелся в год 400-летия дома Романовых, — это очень знаменательное событие. У нас в этом году вообще много обретений — видимо, пришло время собирать камни. Из самых неожиданных мест в наши дворцы возвращаются предметы. Стоит только вспомнить о великолепном даре из Америки от внука великого князя Дмитрия Павловича — об архиве князя. Еще сейчас ведутся переговоры о дневниках великого князя, о существовании которых никто даже не подозревал. И скоро, в начале октября, мы расскажем еще об одном письме из Лозанны и о даре, связанном уже с именами учителя французского языка детей Николая II — Пьера Жильяра и его супруги Александры Теглевой.

↑ Наверх