Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 19 ноября 2019

«После того, как все расчистили, стало светло»

В церкви Святой Екатерины восстановлено внутреннее убранство

Армянская церковь Святой Екатерины на Невском проспекте, 40 — 42, открылась в 1776 году. Сверкающая бело-голубая вспышка классицизма, проглядывающая в пространстве между старых домов. Без нее петербуржцы не мыслят облик Невского проспекта и всего города. Не только в архитектурном плане, но и в смысле истинно петербургской атмосферы — космополитического вольного духа, который уживается со всеми традициями.

На реставрацию фасада, сотворенного знаменитым Юрием Фельтеном, пока нет средств.

«В знатном у столице положении»

Армяне появились в Петербурге еще в период его строительства. В 1710 году создали свою общину. В то время они собирались в частных домах. Первое прошение о постройке армянской церкви от архимандрита Минаса было подано уже в 1714 году, но было отклонено властями. Только в 1725-м столичная община получила согласие Синода на открытие молитвенного дома в деревянном здании на 

3-й линии Васильевского острова. А в январе 1740 года было дано разрешение построить «церковь армянскую небольшую каменную своим иждивением». Но после смерти Анны Иоанновны строительство прекратилось.

В июле 1763 года императрица Екатерина II издала манифест о свободном отправлении церковных обрядов всеми народами, поселившимися в России. А 22 мая 1770 года по челобитной главы армянской общины Ованеса Лазаряна (Ивана Лазарева) последовало устное повеление Екатерины «дозволить им построить в Петербурге церковь».

Церковь спроектировал и построил Юрий Матвеевич Фельтен. Работа велась быстро: уже в 1772 году церковь была освящена. Ее строительство обошлось в 33 тысячи рублей. Ованес Лазарян лично пожертвовал 30 тысяч рублей, на которые и была сооружена церковь — «в знатном у столице положении на Большом (Невском) проспекте, против каменного гостиного двора, почему и сооружение церкви требовало немалого капиталу».

18 февраля 1780 года армянский архиепископ Иосиф в присутствии князя Григория Потемкина-Таврического совершил освящение храма во имя великомученицы Екатерины, небесной покровительницы императрицы. Церковь стала центром армянской культуры в Петербурге: при ней была открыта типография и национальная школа. В церкви не раз бывала и сама императрица Екатерина.

В храме отреставрировали монументальную живопись, лепной декор, стены и мраморные полы.

В 1887 году Иван Айвазовский написал и подарил общине картину «Христос на Тивериадском озере». В 1915-м из ризницы собора Зимнего дворца в церковь были переданы частицы мощей апостола Фаддея и святого Григория Просветителя. Интерьер церкви неоднократно перестраивался — в 1841 году ее реконструировали по проекту архитектора Льва Вендрамини, а в конце XIX века храм был разделен перекрытием на два этажа. Но общий вид ее оставался неизменным.

Разумеется, после Октябрьской революции церковь не миновала судьба других «культовых учреждений». В мае 1930 года она была закрыта. Во время Великой Отечественной в здании находился штаб ПВО, а после войны — мастерская декораций Театра Музкомедии.

В 1990 году армянская община обратилась с просьбой о возвращении церкви. 14 марта 1993-го в ней состоялось первое богослужение. И с этого же момента начались реставрационные работы по возвращению храму его исторического облика.

Полное освящение храма осуществил 12 июля 2000 года патриарх-католикос всех армян Гарегин II. В этот день из Эрмитажа общине были возвращены мощи святого Григория.

«Грязь убирали батоном»

И вот сейчас, на днях, завершился очередной этап реконструкции храма. Закончили восстанавливать внутреннее убранство.

— Раньше все стены были черными — посетители даже думали, что это после пожара, — рассказал настоятель прихода отец Саркис. — А на самом деле это была грязь. Теперь, после того, как все расчистили, в церкви стало светло.

«Паруса», на которых изображены евангелисты, расчищали хлебным мякишем.

Реставрационные работы шли с ноября прошлого года. Восстанавливали монументальную живопись — темперно-клеевую и масляную, лепной декор, стены и полы.

— Купол был весь в трещинах — их заделали специальной смесью, — продолжил отец Саркис. — Были восстановлены стены из искусственного мрамора и мраморные полы. Четыре паруса, на которых изображены евангелисты, — эти росписи также расчистили и восстановили. Убирали всю грязь батоном, хлебным мякишем — есть такая методика аккуратной расчистки живописи. Утраченные места, конечно, докрашивали — так, чтоб тон соответствовал. Лепной декор также расчищался и заново был перекрашен. Так что, можно сказать, внутренность церкви полностью восстановлена. О реставрации фасада пока речь не идет: когда будут деньги, тогда и займемся этим. У нас нет постоянного финансирования, мы все работы делали за счет пожертвований прихожан. Если церковь включат в федеральную программу по реставрации, тогда мы будем просто счастливы. Потому что фасад, конечно, нам нужно восстанавливать, как и кровлю. Пока думаем, как к этому приступить.

↑ Наверх