Газета выходит с октября 1917 года Monday 27 мая 2019

Последний представитель богемы

В Главном штабе открыта выставка Маркуса Люперца — одного из самых известных современных художников Германии, принадлежащего к славной когорте «Новых диких», ворвавшихся в искусство XX века в 70-е годы

Лохматый, бородатый, одетый в какой-нибудь растянутый свитер и драные джинсы, далекий от всего материального и внешнего, витающий в облаках… Примерно так выглядит художник в представлении большинства людей.

И это представление, в общем, соответствует истине. Но бывают исключения. В XX столетии появились художники, превратившие свой облик в бренд, ставший частью их легенды. Самые яркие примеры — Сальвадор Дали с его усами-пиками и пиджаками с узором из «взбесившихся сперматозоидов» и Энди Уорхол с коллекцией темных очков и серебряных париков.

Маркус Люперц.

Маркус Люперц — их достойный последователь. Его появление перед журналистами в Главном штабе произвело ошеломляющее впечатление. Облаченный в черный сюртук, увешанный золотыми цепочками, постукивающий тростью с серебряным набалдашником, герр Люперц выглядел истинным денди в духе Оскара Уайльда. Не хватало только зеленой гвоздики в нагрудном кармашке. В ответ на вопрос корреспондентов «ВП», действительно ли он «последний денди эпохи», как пишут о нем, мэтр рассмеялся: «Скорее последний представитель богемы!»

Многие коллеги потом написали о несоответствии старомодной элегантности его облика и почти варварской грубости его искусства. Мне так не показалось. Маркус Люперц внешне напоминает Зигмунда Фрейда. А его скульптуры, полные дикой, разрушительной энергии, похожи на обитающих в подсознании демонов, изгнанием которых занимался основатель психоанализа.

Знакомство с художником началось еще прошлым летом, когда в одном из эрмитажных дворов, где обычно клубится очередь за билетами в музей, появилась скульптура Люперца «Утро, или Гельдерлин». И вызвала поток критики, издевательств и брани. Кто-то из блогеров написал: «Если б у меня было такое утро, я бы руки на себя наложил». Скажите на милость, этот бронзовый уродец с ярко накрашенным лицом — Гельдерлин? Немецкий поэт-романтик, который поклонялся «священной теократии Красоты»? Но если отвлечься от внешнего сходства, можно сказать, что Люперц со свойственной ему энергией выразил саму суть личности и творчества поэта, представителя движения «Бури и натиска», написавшего однажды в стихотворении «Мнемозина»:

Не все им подвластно,

Небожителям. 

Смертные ближе 

к бездне. 

И потому ими

Совершается поворот.

Неоднозначно воспринимают работы Люперца и в Германии. Десятиметровый бронзовый «Меркурий» с накрашенными глазами и губами возвышается рядом со штаб-квартирой «Deusche Post» в Бонне. Немцы реагируют на этот шедевр по-разному: одни возмущаются, ругая на чем свет выкрутасы современных художников, другие находят его забавным и даже симпатичным.

Человек в костюме — дифирамбическое. 1976.

При всем при том именно Люперцу доверили оформить интерьеры в Канцлерамт — нынешней резиденции Ангелы Меркель. И «железная фрау» каждый рабочий день созерцает один из шедевров Маркуса Люперца.

Самого художника критика не огорчает. Он абсолютно уверен в себе, отвечая на вопрос, что же такое искусство, безапелляционно: «Искусство — это то, что делаю я!» Не правда ли, похоже на знаменитое высказывание Людовика XIV «Государство — это я!»?

Получив несколько лет назад приглашение показать свои работы в Эрмитаже, в Главном штабе, Маркус Люперц не поленился приехать в Петербург, чтобы познакомиться с пространством, в котором должны были обитать его творения. Здание, построенное великим Карло Росси, тогда еще реконструировалось. И тем не менее Люперц сумел оценить масштаб и великолепие создаваемого выставочного пространства. И создал ряд скульптур и картин специально для петербургской выставки.

«И картины, и скульптуры — это только толчки к размышлению».

И скульптуры Люперца, и персонажи на его картинах часто носят имена античных богов и героев. Сейчас на выставке, в огромных залах Главного штаба с высоченными потолками, их столько, что хватит на Олимп: Улиссы, Геркулесы, Орфей, спускающийся в мрачный Аид, Парис, решающий, кому из богинь отдать яблоко. Только Аполлон, бог красоты и гармонии, покровитель искусства и предводитель девяти муз, у Люперца даже не ночевал. Его боги и герои бесконечно далеки от холодноватого совершенства древнегреческой и римской скульптуры. Здесь властвует Дионис — божество дикое, полное темной энергии, направленной не на созидание, а на разрушение.

Особенным успехом у публики пользуется «Гений, борющийся за свободу» — бронзовый истукан с причудливым макияжем и выкрашенными в яркий «блонд» волосами. Смахивает на борца за свободу сексуальных меньшинств.

«Не стоит относить моих персонажей к пантеону греческих и римских богов, — не уставал повторять Маркус Люперц на встрече с прессой. — Улисс, Парис, Орфей — это всего лишь имена. Но! Все мы вышли из античной культуры. Отсылка к Древней Греции позволяет увидеть, как изменился язык искусства».

Когда его просят объяснить, что именно он хотел сказать тем или иным произведением, Маркус Люперц не идет на уступки: «И картины, и скульптуры — это только толчки к размышлению. Если вы владеете ключом к пониманию заложенных в них смыслов — тем лучше для вас. Нет — тем хуже для меня. Но вы можете просто любить мои скульптуры и картины, даже не понимая их. Иногда я сам их не понимаю».

Отказался он объяснить и то, почему издаваемый им журнал называется «Женщина и пес»: «Не знаю!» — «А женщины не обижаются на вас?» — поинтересовался кто-то из журналистов. «Это на что же? Насколько я помню, у Чехова есть прелестная повесть, которая называется «Дама с собачкой».

Маркус Люперц пишет стихи, а еще увлекается джазом. К сожалению, он не смог привезти свой оркестр в Петербург — не хватило бюджета. «Ну ничего! В конце концов, мы с вами можем спеть все вместе!» — пошутил художник.

Попытаться понять творчество Маркуса Люперца можно до 25 мая.

Голова красавицы. 1995.

↑ Наверх