Газета выходит с октября 1917 года Friday 19 апреля 2019

Пожалуйте к столу!

Корреспондент «ВП» не советует идти на эту выставку тем, кто сидит на диете или собирается соблюдать длинный Рождественский пост

Создание выставок в Русском музее в последние годы напоминает увлекательную компьютерную игру. Набрал в поисковой системе ключевое слово, и она выдала тебе произведения искусства из постоянной экспозиции и запасников на заданную тему. Красный цвет в русском искусстве? Легко! Тема дороги в русском искусстве? Сколько угодно! Вода? Небеса? Лошади? Да пожалуйста! Теперь вот пришел черед еды. На выставке «Приглашение к обеду. Поваренная книга Русского музея» вас поджидает множество искушений.

Стоит даже бегло окинуть огромную — 300 экспонатов! — выставку в Корпусе Бенуа, чтобы понять: тема эта вечная, волнующая человека во все времена. Даже если этот человек — художник, который, как гласит известная поговорка, должен быть голодным.

Пиры, застолья, трапезы, пикники, народные гулянья и, конечно же, натюрморты рассказывают, впрочем, не только о еде как таковой. Подобно знаменитому пирожному «мадлен», размокшему в чае, изображенные на картинах русских художников яства помогают воскресить прошлое, делая его почти физически осязаемым, помогая почувствовать его запах и вкус.

По этим крестьянским пирогам, изысканным ананасам в шампанском или простецкой селедке можно изучать историю. 

С едой в культуре связано множество ритуалов. Даже обычный завтрак на скорую руку на крошечной кухоньке какой-нибудь хрущобы — в какой-то мере священнодействие, первое причастие наступающего дня. 

Что уж говорить о трапезах наших предков! Глядя на принаряженных крестьян на картине Алексея Вишнякова «Крестьянская пирушка» (1770-е годы), собравшихся за столом в темной избе, кажется, что они совершают какой-то обряд. Как известно, крестьянские пирушки не отличались особым богатством угощения, но пироги были всегда.

Организаторы выставки незадолго до вернисажа проводили викторину, разыгрывая каталог. Задаваемые вопросы показали, как же мы, приверженцы фастфуда, мало знаем сегодня о еде как искусстве. Вот скажите, например, в чем разница между пирогами подовыми и пирогами пряжеными? Оказывается, разница в способе приготовления: подовые пекли без масла на поду (дне) печи, а пряженые — это что-то типа «русского фритюра». К ухе было принято подавать пироги с морковью, к лапше — с мясом, а к кислым щам — с соленой рыбой. 

Есть на выставке императорские сервизы XVIII — XIX веков. Чтобы почувствовать аромат эпохи, прочитаем меню праздничного обеда, данного в честь венчания на царство Николая Второго и Александры Федоровны:

«Бульон. Суп русский. Пирожки. Гатчинские форельки разварные. Дикая коза. Филе из цыплят с трюфелями. Холодное из омара. Жаркое: утки. Салат. Артишоки с грибами. Горячее сладкое. Мороженое. Десерт». 

Заманчиво, но непонятно. Что такое, например, «горячее сладкое»? А вот что. К горячим сладким блюдам относятся воздушные пироги, пудинги, сладкие каши, яблоки печеные и жаренные в тесте, бабка яблочная, блинчики…

Эх, пальчики оближешь!

Что касается сервировки, то к середине XIX столетия сформировалось два основных типа: русская и французская. Чем они отличались? При русской сервировке блюда разделялись на индивидуальные порции и раскладывались на тарелки на кухне или на буфете, а затем подавались гостям по одному в порядке их появления в меню. При французской же сервировке блюда сразу выставлялись на стол и сами по себе являлись его украшением. Их могли только унести для дополнительного подогрева. 

На рубеже XIX — XX веков жанровые картины на социальные темы уступили место натюрмортам. Но и в этих изображениях предметов сервировки, еды, фруктов, цветов, напитков художники умудрялись выразить время, рассказать не только о нравах и вкусах, но и политике и экономике. 

Вот знаменитый «Пивной натюрморт», написанный Михаилом Ларионовым, крупнейшим мастером русского авангарда, в 1904 году. Стол небогат — два стакана с золотистым пивом, тарелка с желтеющим сыром, синяя скатерть… Но все познается в сравнении. Посмотрим на знаменитый натюрморт с селедкой на газете, написанный Кузьмой Петровым-Водкиным в первые послереволюционные годы, и запечатленная Ларионовым трапеза покажется лукулловым пиршеством!

Посмотрев выставку, можно убедиться, что еда — это тоже искусство. Современному человеку, подсевшему на вредный фастфуд, стоит вспомнить о том, как умели наслаждаться жизнью наши предки, будь то простые крестьяне или аристократы. 

↑ Наверх